Можете ли вы увидеть Человека в человеке?

— Некоторые люди являются носителями мыслей, идей, каких-то идеологий, которые на самом деле способствуют не объединению людей, а их разделению. Имея такие мысли, люди начинают относиться друг к другу как к тому, что мешает, угрожает и так далее. И только когда сам человек увидит, что он не есть эта идеология, не есть эти мысли, то сможет посмотреть со стороны на всё, что с ним происходило, и понять, что эти мысли, представления кто-то ему дал, а он, не понимая, что делает, их взял. Именно разделяющие мысли приводят нас к ужасному состоянию внутреннего и внешнего разлада. Когда происходит осознание данного факта, мы начинаем видеть, кто же мы есть на самом деле, и понимать, что все мы очень близкие люди, что все мы есть одно.

— Да, я тоже хотел сказать, что и во мне пошли изменения. Когда ненавидеть дальше уже было нельзя, это чувство отвалилось, и оказалось, что действительно есть то главное чувство, которое было всегда, к собственной матери. Скажем так: приятное чувство.

— Я думаю, что в жизни многих людей это происходит или, по крайней мере, может произойти. Ребенок сначала воспринимает родителей как что-то незыблемое, очень значимое, большое, сильное, потом вдруг видит, что они слабые люди, что сами не понимают того, что говорят. Но можно пойти еще дальше и увидеть в каждом из них просто человека и полюбить его. Потому что всё, что нас разъединяет, связано только с иллюзорной, фальшивой идеологией, которую мы бессознательно впитали. Но если отделить человека от этой идеологии, то можно увидеть Человека. Увидеть то существо, которое хочет и жаждет любви, но просто не знает, как ее получить. Между прочим, часто бывает так, что именно ребенок это видит больше, чем его родитель, и, может быть, именно он будет инициатором нового понимания. Может быть, те изменения, которые происходят с сыном или дочерью, могут привести к тому, что они начнутся и с их родителями.

— Я не утверждаю, что раз и навсегда что-то исчерпано. Я считаю, что всё будет повторяться, может быть, еще не раз. Конфликты, ссоры… Но теперь я вижу обе стороны, теперь я их знаю. И если раньше я пытался относиться к этому спокойно и не мог, поскольку не видел себя, то теперь я действительно спокоен. Я начал ликвидировать свои привязки к ситуациям. Я могу теперь как бы отойти от происходящего, потому что вижу себя со стороны. Вижу, что всё не снаружи, а внутри меня самого.

— Увидеть в человеке Человека — самое важное. Ведь мы — всё есть одно, и только заблуждаемся по поводу собственного разделения. А убеждают нас в разделении и поддерживают в данной иллюзии определенные идеологии. Отделить человека от такой идеологии очень важно. Чтобы увидеть в человеке Человека, нужно увидеть в себе и понять, что та идеология, которая нас разделяет, основана на наших зависимостях. Когда мы очень хотим или не хотим чего-то, то начинаем бояться, и тогда не способны видеть человека и ситуацию такими, какие они есть на самом деле. Мы просто ощущаем страх потери, возможность потери. Если мы ослабим зависимость, уберем ее, тогда сможем ясно видеть себя и других людей. Может быть, это и есть самое главное, к чему мы все стремимся.

— Как страшно увидеть раскрытого человека, ведь тогда надо раскрыться самому, вот какая идеология «сидит» в моей голове. Когда люди раскрываются передо мной, мне вдруг становится страшно, потому что я тоже должен раскрыться. Я хочу всегда быть раскрытым, но мне страшно. Всегда во мне борются эти два ощущения. Я до сих пор, честно говоря, боюсь ситуации полного раскрытия с моей матерью. Наверное, сложнее всего прийти к раскрытию с собственными родителями.

— В тоже время это самая большая возможность прийти к освобождению. Всё, что кажется самым сложным, является и самой большой возможностью.

— По поводу открытости. Когда общаются два закрытых человека: я закрыт и он закрыт — всё нормально, но когда один начинает раскрываться, то закрытость другого становится отчетливо видна. И отсюда, я думаю, и возникает острый дискомфорт, когда человек начинает ощущать свою закрытость по отношению к тому, кто перед ним открывается. Эта разница очень хорошо чувствуется.

— Как можно узнать, что ты одет? Только увидев голого человека. Откровенность раскрытия не может оставить вас равнодушным. Если другой человек начинает открываться, то всё меняется. Вы уже не можете играть ту роль, которую играли до того. Либо вы уходите, либо что-то с вами происходит. Многие люди хотят, чтобы раскрывались и были искренними их знакомые, родные, но к этому нельзя принудить. Можно только самому начать это делать. Можно только самому начать открываться, тогда и с ними будет что-то происходить. Только так это возможно, и никак по-другому. И если вы очень недовольны тем, что ваш ребенок обманывает вас, то причина не в нём, а в вас, потому что именно вы этому его и научили. Но признаться себе в этом очень тяжело. Но если вы будете искренним перед собой, то и другой человек не сможет делать того, что всегда делал. Поэтому очень многое зависит от самого человека, от того, насколько он готов к изменению себя. Ваши изменения обязательно будут сопровождаться изменениями окружающих вас людей. Если же вы будете пытаться менять других людей, не меняя себя, то ничего не получится. Те проблемы, которые у вас были, будут только усугубляться. Если же вы найдете в себе силы изменяться, то эти же силы будут менять и других людей, находящихся рядом. По-другому не получиться, можно, конечно, тешить себя иллюзией, но это глупо, это сон.