Всё знаю, но ничего не понимаю

— Да, проживать ее и наблюдать за ней. При этом обратите внимание, мы всё время загоняем себя в какую-то одну сторону только тем, что стараемся всё назвать, определить. А так как мы называем всё, что происходит, какими-то известными для нас понятиями, то делаем так, что еще неизвестный для нас опыт моментально становится известным, знакомым. Хотя на самом деле он совершенно нами не понят. Он просто назван. Допустим, у меня появились какие-то ощущения в теле и я говорю: «Это — боль». Ведь это совершенно необычные для меня ощущения, а я их сразу назвал привычным словом «боль». Тем самым я поместил эти новые ощущения в определенную привычную категорию. Тогда я начинаю на них реагировать таким же привычным образом, каким обычно реагирую на боль, то есть пытаюсь от них избавиться. Начинаю пить таблетки или еще что-нибудь делать, чтобы устранить возникшие ощущения. На самом деле это просто новые ощущения. А я, назвав их привычным словом, начинаю выполнять в отношении них стереотипную автоматическую реакцию. Поэтому не надо неизвестное определять какими-то известными словами. Переживать, не называя, — это одно из основных качеств человека, познающего себя. Он не определяет новое в какие-либо старые категории. И тем самым он всегда открыт к познанию неизвестного. Новое не приходит в старых формах. Но если вы новое начинаете облекать в старое название и старую форму, то тем самым убиваете в нём новизну. Большинство людей, как вы верно отметили, стремятся к стабильности. Что значит стабильность? Это значит, всё должно быть известно и понятно. Ум очень волнуется, когда ему что-то не понятно. Если появляется что-то такое, что ему неизвестно, он хочет как можно быстрее превратить это в нечто уже известное. Посмотрите, огромное количество людей не хочет ничего неизвестного, нового, кто-то из них, возможно, и будет интересоваться чем-то неизвестным, но, как правило, только за тем, чтобы сказать, что на самом деле он это уже знает. Очень немногие люди разрешают себе получить опыт чего-то действительно нового, неизвестного. Большинство же просто определяют, вешают какую-то бирку, говорят, что всё поняли, и уходят. «Я и так всё знаю, я и так всё знал», — говорят они. Они хотят только одного — убедить себя и других в том, что они уже всё знают. Да, они всё знают, но ничего не понимают. Потому что никогда не дают себе возможности действительно понять что-то неизвестное. И таких людей очень много. В некоторых людях это выражено очень сильно, в некоторых — в меньшей степени. Как только мы называем что-то новое старым понятием, мы моментально перекрываем возможность познания этого. Поэтому ищущий подобен ребенку. Он всегда открыт ко всему новому и не пытается ничего определять.

Ребенок еще не знает ничего, он еще ничего не определил, поэтому мир для него очень интересен. Он всегда и всё познаёт. Он хочет всё прочувствовать. Взрослый же человек живет в замкнутом мире собственных представлений, в тюрьме обусловленного ума. Он всё определил, всё развесил, всё поставил по местам. И дуреет от скуки. Но при этом боится расстаться с привычным. У него всегда всё правильно, всё на своих местах. Но при этом такая скука, что удавиться можно. Если ты пытаешься что-то переставить в какое-то другое место, то он будет кричать, для него это — революция. Для него это — война. Ты стал для него врагом номер один. Потому что его мир должен быть стабилен и прочен. Если вы будете пытаться что-то менять в его мире, он вас больше к себе никогда не пустит. Квартира, в которой он живет, по сути, отражает внутренний мир этого человека. Не дай Бог, куда-то что-то будет переставлено. Я уж не говорю, что если что-то будет взято.