«Если он уйдет от меня, то я всё потеряю…»

— Возможно, вы думаете: «Да, я сейчас не имею близких отношений, но хоть какие-то отношения есть. А если я искренне скажу то, что почувствовал, то у меня и этого не будет. Да, я живу с этим человеком уже пять лет. На самом деле он меня раздражает. Но это хоть какие-то отношения. Если сейчас я скажу ему что-то, что я почувствовал, то ведь он может уйти. Или разозлиться, или еще что-нибудь может случиться. Тогда я лишусь последнего». Люди пытаются просто выжить. Они не хотят Жить. Посмотрите, сейчас очень часто говорят о разных «школах выживания». Люди не говорят о жизни, они говорят о выживании. «Войны бы не было». Как долго мы жили в таком состоянии — войны бы не было. О чём здесь может быть разговор, о каком развитии, когда человеку говорят: «Делай так, а то война будет». Он говорит: «Ладно, я буду делать так. Мне нечего одеть, мне нечего поесть, но лишь бы войны не было». Ведь это же прекрасный лозунг. Кто его придумал? Как и почему он появился? Ведь социалистическое общество очень поддерживало эту идею. Она нужна и социалистическому, и капиталистическому обществу в одинаковой степени, между прочим. Холодная война между Америкой и Россией была очень выгодной для политиков. Ведь благодаря ей можно было пугать людей, а людьми, которые боятся, очень легко управлять. И когда холодная война закончилась, произошли очень большие изменения не только в России, но и в Америке. Ведь Россия была для Америки некой тенью. То, что в Америке происходило негативного, проецировалось на Россию. И наоборот. Американские политики могли спускать пар своих проблем на Россию, они говорили: «Да это всё коммунисты, это всё из-за них». А советские политики хаяли капиталистов. Но когда угроза войны с коммунистами отпала, то пошли внутренние распри. Потому что американцы лишились привычного канала для отвода собственных отходов. Любое общество ищет козла отпущения, на которое можно было бы проецировать собственные отбросы. А это существует как в масштабах государств, так и в масштабах индивидуальных отношений. Для семьи, в которой нет взаимопонимания, тоже необходим козел отпущения. Нередко семья объединяется, когда ее члены начинают вместе бороться против кого-то, например, другой семьи. Ведь политики это и используют — «разделяй и властвуй». Но этот механизм порочный. Потому что он порождает у человека иллюзию того, что нельзя говорить о своих чувствах и мыслях.

— Всё-таки еще о любви. Почему человек может бояться произнести: «Я люблю тебя»? Если он произнесет такую фразу, то поймет, что говорит ее механически. Ведь любовь — это чувство, оно неконтролируемое, и может возникнуть страх в связи с тем, что вы кому-то сказали сегодня: «Я люблю тебя», а на следующий день вдруг чувство пропадет, и тогда вы будете чувствовать себя на всю жизнь обязанным.

— Давайте рассмотрим, что же стоит за тем, что вы назвали «быть обязанным». Перед тем, как сказать что-то, вы можете подумать: «Вот я сейчас скажу искренне, а ведь это могут использовать против меня. Если скажу: «Я тебя люблю», то буду должен и вести себя потом соответственно». Появляется страх. А захочу ли я сказать это и завтра, а вдруг нет? Понимаете, любовь — это чувство, а настоящее чувство не может быть под контролем ума. Как только ваш ум начинает контролировать его или как-то управлять им, используя представления «должен», «обязан», оно моментально пропадает. Существование чувства настоящей любви невозможно в среде, где есть ограничения. Оно может существовать только там, где есть безграничность. Там, где нет никаких обязательств. Оно возникает, потому что возникает, а не потому, что кто-то обязал его происходить.

— Поэтому и говорят, что любовь — это страдание. Невозможно не страдать, находясь в обществе, и любить одновременно. Обязанности, чувство долга, всё это обрушивается, наваливается, и человек действительно начинает страдать.

— Традиционное общество построено на иллюзорных основах, поэтому естественному трудно выжить в нём. Если ты искренне чувствуешь — это ненормально, и тебя надо изменить в соответствии с общими нормами. Человек, понявший себя, скажет обратное: «Общество ненормально, если то, что я искренне чувствую, не может быть мной свободно высказано».

— Если человек сильно привязан к обществу, он может подумать, что он сам ненормальный.

— Да. А общество делает только одно: оно постоянно привязывает к себе. Привязывает самыми разными способами. Например, оно поддерживает ваш страх, а потом пытается убедить, что хочет его устранить. Постоянно поддерживаются различные разговоры об угрозах для жизни людей, и тогда общество говорит: «Мы вам необходимы. У нас милиция, мы вас защищаем». А от кого? От самого себя. Что такое мафия? Мафия — продукт общества. И общество же порождает еще одну структуру для борьбы с мафией. Кажется, что общество — это одно, мафия — другое, а милиция нас всех защищает. А ведь всё это одно и то же. Это монстр со многими головами. Одна голова кричит: «Я убью тебя». Другая: «Не бойся, я буду тебя защищать». Но по сути это один и тот же монстр. И когда люди не понимают этого, то начинают делать то, что, например, делал Катанья в фильме «Спрут». Он обречен, потому что сам есть часть общества. Он же сам с собою и борется. Он борется не с конкретной мафией, он борется с некой энергией, с некой тенденцией общества. Полицейский и вор — две стороны одного и того же явления. Поэтому не случайно, что он пользуется теми же самыми методами, что и мафия.

Вы никогда не замечали, что полицейские и бандиты пользуются одними и теми же методами? Потому что они есть одно и то же. Я видел в цирке такую сцену. Появляются на арене два человечка и начинают бороться друг с другом. Борются, борются и никто из них не может победить другого. Потом оказывается, что это был один человек. Вот вам отличная иллюстрация к нашему разговору. Когда общество сбрасывает свои, как казалось, вначале разные обличья, то вы видите, что это одно и то же.