«Я обижаюсь, потому что меня обижают…»

— Как сложно признаться в том, что в тебе есть такие чувства, что в тебе есть такая часть. Очень сложно признать, что в тебе это тоже есть.

— Действительно, если ты признаешься, что в тебе есть, например, гнев и злость, то открываешь для себя что-то новое, и жизнь становится на самом деле разнообразнее. Раньше я не могла себе позволить кричать, показывать свой гнев. Теперь я разрешаю. Естественно, мне отвечают тем же. Но вместе с тем возникают какие-то новые отношения, совершенно отличные от тех, которые у меня были раньше. И я убедилась, что это ни плохо и ни хорошо, это просто по-новому, просто это есть и всё. И, наверно, это нормально, когда принимаешь то, что есть.

— До тех пор пока мы не хотим познать то, что внутри нас, мы не можем узнать ничего нового, не можем понять мир, не можем ничего понять. Потому что если мы никогда не признаемся себе в том, что у нас есть гнев, есть ревность, есть ненависть, то мы просто продолжаем видеть мир и себя нецелостно, частично, фрагментарно. Тогда мы проецируем все эти чувства на других людей и воспринимаем мир, как нечто несовершенное, плохое, опасное, ужасное. Так мы обрекаем себя на вечное недовольство, брюзжание. Почему? Да потому, что всё существует в нас, но мы этого не хотим видеть. Поэтому первый, самый главный шаг нужно сделать к тому, чтобы увидеть всё, что есть, в себе. И увидев это в себе, вы поймете, что другие люди очень похожи на вас. Тогда появляются зачатки сострадания. Как можно понимать другого человека, если вы считаете, что он другой? Что он не такой, как вы. Что он — подлец. А вы — совершенно другой. Тогда вы можете его ненавидеть, но не можете его любить. Если же вы увидите то же самое в себе и примите это, то сможете относиться с состраданием и к другому человеку. В ином случае это невозможно.

— У меня возникла проблема. Когда я осознала что-то в себе, то обнаружила, что какие-то реакции, скажем, агрессия, работают автоматически. Я уже их вижу, но очень трудно сломать внутренний стереотип, привычную модель возникающей реакции.

— Когда человек начинает смотреть в себя глубже и глубже, то начинает видеть некие механистические реакции. То, что навязано нормами общества, воспитанием, не является вами, а является неким механизмом, некой механистической реакцией: «Стимул — реакция». Мне наступили на ногу — я ударил. Меня обидели — я обижусь. На меня накричали — и я буду кричать. Обычно человек действует механистически, стереотипно. Если вы глубже и глубже начнете изучать себя как механизм, как набор стереотипов, то увидите, какую огромную роль в вашей жизни они играют. Практически все наши отношения с людьми строятся на таких стереотипах. Стереотипы закладываются в процессе воспитания и обучения через родителей, знакомых и других людей. Например, обиженная мать говорила вам, что мужчины злы, что им нельзя верить. А кому-то говорили, что женщина хитра и обманет. У вас вырабатывался определенный стереотип отношений к отдельным людям и группам людей. Потом вы стали считать это само собой разумеющимся. Это стало привычным для вас, стало неким механизмом вашей натуры, вашим характером, вашей личностью. Но есть ли в этих стереотипах и механических реакциях истинный вы? Вас там нет. Есть просто набор каких-то рекомендаций и правил. Причем совершенно непроверенных лично вами, основанных на чужом опыте. А может быть, на отсутствии этого опыта. Причем опыта, который не привел человека к счастью. И этот опыт он передает вам. Вы начинаете использовать его, даже не проверив. Поэтому повторяете судьбу того несчастного человека. Получается, что одни несчастные люди, например родители, порождают других несчастных людей — своих детей. И эта армия несчастных всё время растет. Но ведь возможен и другой процесс. Если хотя бы один человек становится счастливым, то он начинает передавать свой опыт, свое понимание того, как можно быть счастливым. И какие-то люди используют и проверяют его опыт на себе. Они убеждаются в том, что он реален. И количество счастливых людей увеличивается. Человек — это возможность. Он может эволюционировать, а может деградировать. Но только от его собственной осознанности и понимания зависит то, куда он пойдет. Ничего не должно приниматься на веру. Всё должно быть проверено лично вами. Всё должно быть осознано. Если вы делаете что-то, причиняющее боль и страдание, например, ревнуете, то это просто механическая реакция, и если вы осознаете ее, то увидите, что она не приносит вам ничего хорошего. Но ее надо осознавать. Надо пройти по всей цепочке данного чувства. Осознать все его проявления. Какие мысли оно вызывает у вас? Какие ощущения в теле? Вы отчетливо увидите, насколько разбалансированным становитесь, переживая подобные чувства. Если вы будете наблюдать за чувством гнева, то увидите, какой дисбаланс вносит оно в ваш организм. Если же вы всё это действительно увидите, то перестанете воспринимать и повторять механические реакции, порождающие такие чувства. Потому что это самоубийство. Но почему же столько людей так делают? Да потому, что они во власти механических реакций. Они выполняют их, не задумываясь и не понимая, что действуют как механизмы, роботы.

— Если осознаёшь этот механизм, то страшно его ломать. А что же тогда делать вместо этого? Я поймала себя на том, что испытываю негативное чувство, понимая, что это не мое, оно работает как автомат. Но возникают два вопроса: «Если не делать это, то что же тогда чувствовать? И если это всё не мое, то где тогда я?»

— Совершенно верно. Когда мы начинаем изучать свои механистические реакции, то начинаем отделять себя от них. Тогда у нас возникает некое недоумение. Ведь мы так долго были просто механизмами, так долго совершали какие-то повторяющиеся механистические действия. Механистичность проявляется во всех сферах: в мыслях, в чувствах, в поступках и ощущениях. Кто сказал, что нужно обижаться, когда вас обижают? Кто вообще назвал данное чувство обидой? Ведь определения чувств мы получаем в результате воспитания, окультуривания, обучения в обществе. Они нам просто задаются как программа для компьютера. Большинство людей даже не сомневаются в правильности данных программ и языка, с помощью которого они вводятся в них. Но если вы посмотрите на разные культуры, то увидите, что на самом деле культурные стереотипы очень разные. Например, в Японии, если человека, что называется, обижают, то он будет благодарить за это. У них совершенно другие стереотипы поведения. То, что может быть нормальным для японца, является очень странным, например, для американца. Тогда что же является правильным? Для японца правильной является одна реакция, для американца — совершенно другая. Кстати, в связи с этим возникают большие сложности при общении. Возьмем сферу бизнеса. Например, российские бизнесмены встречаются с представителями других культур, и очень часто сделки не заключаются, понимания нет только потому, что совершенно разные культурные традиции. Но мы же все люди. Ведь есть же то, что объединяет нас всех? То, что понятно японцу, американцу, русскому? Есть ли то, что понятно всем? Одного певца, выступавшего в очень разных странах, спросили: «Что объединяет людей разных стран, для которых вы поете?» Он сказал: «Любовь. Она понятна на всех языках». Он поет о ней, и поэтому его слушают, его понимают люди разных стран. Понимают не потому, что им знаком язык, на котором он поет, а потому, что близко то, что он выражает в своих песнях. Если мы ориентируемся на то, что нас объединяет, то достигаем взаимоотношений, достойных Человека.

Как вы считаете, культура объединяет или разъединяет? Сколько войн происходит на почве разных религий? Ведь это же парадоксально, когда именно религия становится причиной убийства. Вам не кажется это диким, странным, ужасным? Христиане убивают мусульман. Что это такое? Ведь и те, и другие говорят о Боге, о его любви? Это же дикость. Почему так происходит? Да потому, что на самом деле эти люди не чувствуют ни Бога, ни Любви. Говорятся только слова, представления и теоретические концепции. Слова, ставшие мертвыми, о каких-то традициях, о том, как надо молиться или кому надо молиться. Мой Бог лучше твоего Бога. Это ужасно, но ведь именно так оно и происходит. Только когда мы научимся чувствовать то, что нас всех действительно объединяет, возникнут другие взаимоотношения между людьми.