Из каких соображений вы задаете свой вопрос?

— Человек хочет просто говорить об осознании, провозглашать необходимость его, но ничего не делать при этом. Исходя из чего, он так ведет себя? На самом деле нужно ли это ему?

Надо ли это вам? А если надо, то зачем? Продолжать борьбу на ниве духовного развития? Как видим, это отлично можно делать.

Борьбу на ниве материального аспекта не просто вести, хотя там всё видно — деньги, часы, костюм, дом, статус. А уж на уровне духовном можно вообще биться бесконечно ― блефовать, проталкивать иллюзии. Денег нет, зато дух святой. Пойди и разберись с этим. Есть материализм, и есть идеализм. Религия — это идеализм. А борьба за деньги — это материализм. Но суть одна и та же.

— У меня есть вопрос. Какое качество есть в дуальности «Брать-давать?

— Ты мне задаешь вопрос в ожидании ответа. А я тебе задаю вопрос: «Из чего ты задал этот вопрос?» Я всё время вас обращаю к самим себе. А туда не хочется смотреть. С Пинтом, например, можно говорить, повышая тем самым уровень своего духовного возбуждения и гордыни. А тут тупик, — из каких соображений вы говорите? Именно с этим и надо работать. Только так происходит гармонизация. По-другому не происходит. Только вы начинаете говорить, так сразу начинается хвастовство, важность, в чём разобраться крайне не просто, потому что она виртуальная.

— Хорошо. Тогда я — важный хвастун и сижу здесь. Но я себя таким не чувствую. Я выхожу на вопрос: «Как же мне перейти?» Это вопрос ментальной сферы.

— Весь вопрос в том, что мы этого не чувствуем. Кто-то задает вопрос, потому что уже чувствует что-то. Но что он чувствует?

— Я чувствую, что я задаю этот вопрос из состояния, что мне необходимо переходить на наработку качеств в партнерстве противоположностей.

— Ты и создаешь противоположности. Я тебе сейчас показал, что твоя идея: «Я хочу к партнерству, а сейчас нахожусь в войне» — и есть образовавшаяся дуальность. Так хитро всё здесь построено. Оно мгновенно здесь образуется из чего угодно, что бы ты ни назвал. Всё, что ты обозначаешь — оно тут же становится дуальным.

— Я слушаю, и такое впечатление, что у него два сценария — хочет нырнуть и не может. Почему? То ли он в такой соленой воде, что нырнуть в принципе невозможно, то ли с водой всё в порядке, а он не может. Я правильно это понимаю?

— Вы меня не спрашивайте о том, правильно ли вы что-то понимаете. Я не знаю, правильно ли это, потому что я здесь не судья, ссылающийся на дух закона.

— Я пытаюсь понять.

— Хорошо. Вы так пытаетесь понять. Каждый понимает так, как он может понять. У каждого свои аналогии. И говорить, что это неверно, я не буду. Но что помогает вам ваша аналогия понять — вот это другой вопрос. Насколько она вам помогает понять, и что именно вы хотите понять? А так как человек даже не понимает, что он хочет понять, то ответить на этот вопрос крайне затруднительно.

— Я могу сформулировать, на что меня навели мои аналогии. На то, что желание разобраться может встретиться с двумя сопротивлениями. Либо раствор слишком плотный, либо ты сам обременен чем-то, что нырнуть не можешь.

— Либо и то, и другое вместе.

— Когда ты говоришь: «Есть желание разобраться», то сразу появляется желание не разбираться.

— Как только мы входим, а мы сейчас так благополучно въехали в философские рассуждения, то вы видите, что смысл вообще теряется. Почему нужно на чём-то фиксироваться? Это может быть боль и конкретные ситуации, в которых она возникает, — то, что вас стимулирует к разбору. Тогда можно это применять. Как только вы поехали на эту философию, так видите что?

— Бесконечный спор.

— Вообще бессмыслица.

— Один говорит одно, другой говорит совсем о другом. Общего нет.

— Я хочу какой-то алгоритм выстроить, мне хочется разобраться в чём-то.

— Хочется разобраться в чём-то. Сидит такой водитель в машине, и хочет куда-то ехать. Куда ты едешь? Куда ты вообще поедешь при такой постановке вопроса?

— Я не еду, потому что либо я не знаю куда, либо я не уверен.

— Именно, что ты не знаешь. Ты же сказал: «Мне хочется куда-то ехать». При постановке «куда-то ехать» ты никуда не едешь, потому что, чтобы ехать, тебе надо знать, куда ты едешь. Как цель появилась, так возможен выбор средств.

— Классная аналогия! Я закрыл глаза, потом открыл глаза и вижу, что сижу в машине. Телепортация. Закрыл глаза, потом снова открыл глаза и вижу, что сижу здесь. И вопрос: «Что я делаю?»

— Если ты не знаешь, куда тебе ехать, то ты никуда и не поедешь. А дальше уже начинаешь двигаться от заведомо тупикового варианта, вырабатывая эти вопросы. Я не знаю, куда мне ехать! И ты начинаешь обсуждать то, как тебе лучше попасть туда, куда ты не знаешь! И дальше весь разговор идет о выборе методов для того, чтобы приехать туда, неизвестно куда.

— Может, я неправильно описываю свою проблему?

— Человек не знает, куда он хочет ехать, но он начинает создавать устройства, в которых можно передвигаться. Создал уже кучу всяких машин. Но никуда не едет, потому что не знает куда. Он с этого и начал. У него множество технических средств, а что с ними делать — он не знает. И продолжает опять и опять создавать.

— А мне кажется, что прозвучал вопрос: «Я открыл глаза и вижу, что сижу в машине. А зачем я здесь сижу?» Не этот был вопрос?

— Нет, вопрос был такой: «Если есть проблема в разборе какой-то ситуации, то надо понять — то ли этот проблема в тебе, то ли в твоем окружении»

— Нет никого, кроме тебя. Ты никак не можешь понять эту аксиому. Почему думаете у нас идут семинары, и на них ездят всегда одни и те же люди. Представь, что все эти люди пришли в первый раз, и вот с такими вопросами. Это что тогда будет? Это не в смысле упрека. Я просто показываю. Я с этим много раз встречался. Проводил встречи в книжном магазине. Люди, которые вообще ничего не понимают и неизвестно зачем пришли, что им надо? Но болтать, все горазды. И все говорят только о своем. Тогда невозможно делать эту работу. Это всё равно, что пришел доктор наук в первый класс, а дети еще ни писать, ни считать не умеют.

— Тогда надо отрезать этот вопрос на корню.

— Нет. В этом есть свой смысл. Я так на это смотрю. Появление людей в первый раз — это важно, но в смысле того, как двигаться дальше. Я и говорю: «Ты почитай тогда». А так получается, что пришел человек на лекцию академика, а математику знает на уровне пятого класса. Обсуждать вообще нечего. А он еще начинает спрашивать.