Задача Души и задача низшего аспекта

— Что толку просто говорить о способах исследования? Это всё равно, что человек читает много книг о вождении автомобиля, но при этом в автомобиле вообще не сидел. Он всё приходит и просит: «Расскажи нам еще» Ему говорят: «Ты когда сядешь за руль?» Он говорит: «Да потом. У меня еще автомобиля-то нет». Всё это познаётся только на практике.

Партнерство мужчины и женщины, когда цель — исследование

— Александр Александрович, я никак не могу разобраться в своей внутренней паре ― мужчина-женщина. Женщина всё время спрашивает у мужчины: «Что происходит?» Она постоянно находится в каких-то состояниях, задает вопросы мужчине, а мужчина ничего ответить не может.

Методология и цель исследования

— Задумываясь над вечным вопросом, что первично: яйцо или курица, или, как марксизм интерпретировал этот вопрос, что первично: сознание или бытие, как вы будете решать свои повседневные вопросы в связи с этим главным вопросом философии? А ведь эта философия претендует на уровень над всем. И вот этот уровень над всем ставит этот вопрос. Что дальше? Оторвали вообще это понимание от сути. Внушалась политэкономия. Что это такое? А теперь посмотрите на своем собственном примере. Философствованием занимается каждый по типу этого самого марксизма. А при этом практические вопросы остаются вообще без рассмотрения. То есть, мы не решаем практические вопросы, но зато мощные философы. Но что-то нам так плохо, потому что наша философия никак не позволяет нам видеть то, что у нас есть. — Как же выйти из этой философии к личностной программе? — А зачем выходить? Может, и не надо? — Вот и задумались: «Зачем выйти? Как выйти? Что вокруг?» — «Да и хрен с ним! Живем, как живем» ― «Где, что, как?» — «Не разберешься». Еще один раз поняли, что вообще ни в чём не разберешься. Да и ладно. А это и есть то основное. Смотрите, как это держит. Вроде дернулся кто-то: «А-а-а-а», а ему говорят: «Б». Ничего не решается, да и ладно. Пусть будет то, что будет, всё, как оно есть. А это болото. Кто-то погнал волну, а ему: «Куда погнал волну? Итак плохо. Не гони волну» Все стоят. Пинт погнал волну, ― все закрыли глаза вначале. При этом ведь всё говорится. Я же не просто болтаю языком, а всё время по делу говорю. Нет, дело не видим. Почему? Потому, что не хотим видеть. Потому, что ответственности не хочу брать. Оно как-то идет и идет. Отцы наши жили, и дети наши проживут, и я проживу так же. — У меня сегодня был запрос на то, чтобы лучше видеть мужчину и женщину в себе. И, знаете, вопрос касательно этого начал развиваться. Мне хочется раскрыть этот вопрос, и я чувствую напряжение, но не могу даже начать говорить. — Я не могу вопрос задать или не знаю как? Мужчина и женщина — всё вокруг этого только и вертится. Книги какие-то пишутся, какие-то всё время шоу проводятся, еще что-то. Всё мужчина и женщина. Здесь чем отличается подход от того, что вы везде наблюдаете в отношении мужчин и женщин? — Здесь как-то разбирается то, что такое мужчина и женщина. — Как разбирается? Оно везде разбирается. Вон эти замужества, какое-то шоу все смотрят. Философы, психологи по-своему смотрят на это. Каждый что-то свое вносит. Здесь чем отличается? — Здесь предлагается исследовать эту тему, как можно гармонизировать ее. — Так вы понимаете саму методологию исследования и цель исследования? Если вы этого не понимаете, то вас носит неизвестно как и куда, и вы не можете сформулировать даже, для того чтобы поддержать то, что я здесь называю исследованием. Потому что, когда вы начинаете в другую сторону смотреть, то я вам показываю именно это. Что тогда есть мужчина и женщина здесь? Как это рассматривается? — Мужчина — это логика, ментал. Женщина — это чувства, хаотичность. — Хаотичность — это начальный уровень чувств, или примитивное чувствование. Так же, как начальный уровень ума, — это примитивное мышление. Но оно же растет. То есть, какого уровня женщина внутри вас, такого же уровня и мужчина внутри вас с этих позиций. — Мужчина хочет всё знать. — Замечательно. А что хочет женщина? — Женщина ничего не хочет знать. Тихая, маленькая. — Лужа. Женщина-лужа. Вот есть женщина озеро, женщина бурная река, женщина море, женщина океан, женщина лужа. Вода там уже воняет просто, потому что давно стоит. И рядом мужчина, который кричит: «Хочу всё знать!», но в лужу эту не вступает. И вверх всё смотрит, а лужа гниет, воняет уже. Очень важно увидеть это. Хотите видеть? — Нет. Хочется выйти на равновесие. — Между лужей и журналом «Хочу всё знать»? — Да, хочется. — Как это вообще соединяется? С одной стороны журнал «Хочу всё знать», очень хорошо, и лужа, которая воняет, на нее все наступают. — Женщина ― это вина и осуждение. — Это буря в стакане воды. В стакане, где постоянное цунами возникает. — Взять этот журнал и выкинуть в лужу. Вот и соединение. — Да? Человеку дали аналогию, а он говорит: «Это не ко мне относится». Ему говорят: «Нет, это к тебе относится». После двух часов разбирательства он говорит: «Хорошо, это ко мне относится. Но тогда пошел ты подальше!» Смотрите! Я же вам образно описываю, оно же так и есть. Все же уже вознесенные. — Сейчас я вижу в себе страх, что мой мужчина не хочет вообще ничего. Какой-то страх вижу. — Конечно, он же важный, в хорошем костюме, а стоит в луже. И он поэтому не понимает. Говорит: «Показывайте меня сверху», и исторгает из себя всё время всё новые и новые формулы знаний. Шестью шесть равно тридцать шесть. Семью девять равно сорок девять. Бесконечно. Вот, смотрите, это надо видеть. Это я не в смысле издевательства, а в смысле усиления. Готовы видеть? — Да, готова. На словах, наверное. — Если вы меня спросите: «Как ты, Пинт, поднимаешься вверх?», то я скажу: «А я спускаюсь вниз, и там много чего. И я знаю, что, только опустившись, могу видеть то, что вверху, но ровно настолько, насколько опустился». И проживание этих низших состояний — это, я вам скажу, не простое дело! — Поэтому этот страх я чувствую. — А тогда и всё. Тогда ты будешь такой всегда. Расти не будешь. Здесь рост идет вверх и вниз. Хочется же вверх только расти. Дерево говорит: «Уберите от меня все эти корни. Вершки главное, корешки нам на не нужны». А вершки и корешки, оказывается, есть одно, а между ними ствол. И это всё есть дерево. Но вы же не хотите интимное выдавать. Касательно меня, то только через это интимное я и проходил, возвращаясь постоянно в разные возраста этой жизни, в которых происходило то, что у всех. Почему я так хорошо понимаю? Да потому, что это у всех есть. Мы все проходили через определенные вещи, которые хочется потом забыть. Только через возврат к этому, проживание и понимание этого, можно пройти к следующему видению. Вы же хотите просветления какого-то? За счет только знаний? Да вы их не удержите. Пинт же говорит всё время, но вы не удерживаетесь. Не хотите показывать себя с плохой, как вы называете, стороны, но тогда ничего и не будет, кроме того, что есть в выживании, то есть борьбы плохого с хорошим. И насколько это устойчиво, посмотрите.

Стимуляция страхом для повышения уровня выживания

— Когда начинаю разбираться со своей женой, и дохожу до конкретики, то у нее начинается истерика, раздражение какое-то.

— Она управляет ситуацией силой своей истерики: «Я тебе сейчас такое цунами закачу!» Кто знает, с чего цунами пришло. Цунами же не объясняет ничего. Все в шоке, всё разломано. И дальше все боятся, как бы это цунами еще не пришло. Только сложил всё, снова пугается: «Сейчас еще придет цунами. А силы уже не те, я уже не соберу». А там всё одно: всё разнесу, всё разметаю. Кто этим всем управляет? А их столкнули лбами, и они мучаются. А еще есть кто-то, который всем этим управляет, но им и в голову это не приходит. Это и есть принцип «Разделяй и властвуй». И в нем участвуют два человека, которые борются при этом за собственную важность, не понимая самого принципа, который ими управляет. Исследование позволяет прийти к этому пониманию. Отсутствие исследования оставляет вас в привычном ― в борьбе. И вам есть чем заниматься. Каждый будет доказывать другому, что он чем-то здесь управляет, но никто не видит то, что управляет ими.

Если женщина закатит истерику, то мужчине мало не покажется. Всякий мужик, каким бы он ни был крутым, боится. Признаётся он себе в этом или не признаётся, но он боится. Он может кричать, бить по столу кулаком, еще что-то делать, но он боится. Так кто здесь управляет? И тогда женщина что, не понимает этой силы, которая на самом деле ею управляет? Она что, не обращается к ней? Еще как обращается! Какой бы мужик крутой ни был, она ему такое устроит, что ему останется только повеситься. Крутой мужик государством управляет, армией управляет, но им управляет женщина.

— Не понятно. А почему мужчина так боится этой истерики? Что в этом такого страшного? Можно же физически врезать ей.

— Врезать?! Это что, убить? Каждый твой удар будет запомнен, и будь уверен в том, что тебе будет выдано обратно, по полной программе.

— Почему тогда в этой женщине есть только осуждение и вина, и больше ничего нет?

— Потому, что это и есть матрица. Мужчина и женщина, или ум и сердце ― есть две стороны одной медали.

Есть силы разрушения и силы созидания. Игра этих сил на Земле ― есть основное. Мы находимся здесь для познания и различения этих сил. Невозможно построить новое, не разрушив старого.

— Я увидела сегодня, разбирая свою программу, что подавляя свою агрессию, я вырабатываю более эффективный способы выживания.

— И поэтому у меня есть какие-то силы. И чем больше сил мне надо, тем большая агрессия мне нужна. У меня есть загашничек, куда я собираю силу, которую потом трачу на лучшее, как я называю, выживание. А иначе-то как? Никак. Не могу делать, если у меня нет сил. Всё в этом мире делается из страха. И если вы этой энергии не наберете, то и делать ничего не будете. Что жена на мужа нагоняет? Страх. А так бы лежал на печке, и всё. Чтобы Ванька не лежал на печке, жена ему создает стрессовые ситуации. Если она не будет создавать ему это, то он так и будет лежать. Вот и парочка создалась. Один валяется всё на печи, другая его всё время гоняет.

Если бы на Земле был рай, фрукты бы росли, кто бы что делал? Японцы, например, их то заливает, то еще что-то, а они всё делают, делают, делают. Почему? Да потому, что их трясет всё время. Теперь берите любую страну, любой народ. Условия заставляют их суетиться. А так бы жили люди бы в раю: утром встал, песни слушает. Разве это стимул для выживания?

Сравните то, что триста лет назад было, с тем, что сейчас. От хорошей жизни что ли? Нет! Как раз таки от плохой! Что стимулирует? Страх! Страха не нагонишь, никто вообще ничего делать не будет. Поэтому начальник вызывает подчиненного на ковер. Выдает ему по «первое число», а предварительно этому начальнику тоже выдали, и все что-то засуетились. Никто некому не выдает, так никто и не суетится.

— Александр Александрович! Ведь перед страхом всегда гордыня, как я вижу. Как только у тебя появляется гордыня, мысль, что ты чем-то обладаешь, и что-то принадлежит тебе, так сразу появляется страх потерять это. Если нет этой гордыни, то нет и страха.

— Страх и гордыня очень взаимосвязаны. Одна часть вас хочет напугать другую часть вас же, тем самым вырабатывая топливо для повышения уровня выживания, назовем это так. И это называется здесь, в этой цивилизации, эволюцией. Эволюция! Посмотри, как мы эволюционируем! Посмотрите, они там с коровами, а у нас «Мерседесы», мы запустили ракету, у нас атомные станции. Гонка вооружения. Зачем она? Какие деньги вкладываются туда баснословные! С какой такой стати? Технологии-то разрабатываются на военной промышленности. А принцип этого в том, кто сильнее! Гонка, гонка, гонка! Страх! В основе всего лежит страх! Оно же гордыня! Наше государство, наша армия самая сильная, мы всех задавим. Это что? Не гордыня? А из чего делалось это? Из страха! Оно же порождает гордыню. А так как гонка у всех, то все боятся того, кто опередит.