Мы чувствуем вину за то же, за что осуждаем

— Мы всё время занимаемся осуждением, а осуждая, мы накапливаем вину. Посмотрите, сколько за день вы осуждали, столько же у вас и вины. А сколько за месяц? А за год? А за всю жизнь? Так вот вину надо осознать и прожить как оборотную сторону осуждения. Именно это и покажет, что на самом деле правда не есть то, что вы считаете правдой. Осуждающий считает, что он прав, иначе он не будет осуждать.

— А еще момент, который мы в Карелии разбирали: видеть в неудаче удачу. Если еще увидеть, что это был опыт, который можешь наблюдать, увидеть, осознать. Это материал для твоего осознания. Опыт твоего мужа был таким, а для тебя он — возможность для осознания. Увидь это со стороны, в неудаче — удачу. Не было бы этого, тебя не было бы здесь, и тебе нечего было бы осознавать.

— Я предлагаю сейчас поделиться собственной виной по отношению к кому-то из здесь присутствующих.

— Я чувствовала себя виноватой по отношению к вам. Потому что я влетела с одними чувствами, вы меня разочаровали, и я выразила совершенно противоположные чувства.

— Вина испытывается вами как результат чего-то. Что вы делали, думали? Расскажите просто факты.

— Осуждала.

— Вы осуждали меня.

— Как я могла осуждать вас, когда я испытывала совершенно противоположные чувства?

— Вы даже не осознаёте свои чувства. То вы испытывали одно, то другое. Я вам сразу сказал, что вы вошли сюда на волне эйфории, благоговения, а затем спустились в ад. Это закономерно. Я знаю, что это происходит именно так. Но вы этого пока не знаете. Но как факт, вы осуждали меня, и за это осуждение вы чувствуете вину. И эта вина вылилась в ту ситуацию, о которой вы говорили, рассказывая о своих детях, застрявших в аэропорту.

— Теперь я ее больше не чувствую.

— Надо увидеть, что любое осуждение связано с виной. И пока вы в этой вине не раскаетесь, то есть не осознаете связь осуждения и вины, которые вы же сами и породили, то ничего не произойдет. Вы это создали, и вы же за это расплачиваетесь. Это не кто-то создал, не бог и не дьявол, которые следят за тем, кто что сказал, чтобы потом осудить. Ничего подобного. Сам человек это порождает. Вы имеете следствия своих собственных поступков. А причины этих поступков вы не понимаете. Мы их разбираем. Глядя на вину, посмотрите, какое ваше осуждение породило ее. При осознании вины и осуждения исчезает и то, и другое.

— А если чувство вины присутствует?

— К кому и по поводу чего?

— Например, я ехал на семинар, разругавшись с девушкой. Я сказал, что мне это надо. Я сломил ее сопротивление.

— Значит, я осуждал ее за то, что она не понимает, что мне надо ехать сюда. Я осудил ее и вынес приговор. Я уехал с этим и теперь проживаю этот приговор сам, потому что я осудил сам себя. Мне кажется, что я осудил ее, а осуждаю-то я всегда только себя.

— Это я и хотел спросить. Мы идем от осуждения, то есть я наехал на нее, а в чём вина? Если я испытываю чувство вины, значит, я осудил.

— Да. И при этом вы осуждаете не кого-то, а самого себя. Кого бы я ни осуждал, я осуждаю всегда только себя. Вот в чём дело.

— А если ситуацию глубже раскрыть? Что я в себе осуждаю?

— Надо смотреть конкретно. Что ты говорил своей девушке?

— Ты не понимаешь, что это для меня очень важно, а до тебя не доходит. Я должен встать и уехать.

— Это можно говорить как факт, а можно осуждать. Внутри есть две части, одна из которых чувствует, что есть что-то очень важное, а другая говорит, что ничего нового не надо, всё и так нормально. То есть одна часть тебя осуждает другую часть тебя же.

— Понятно. То есть та часть, которая говорит, что всё нормально и не хочет никаких изменений, выступает в роли моего оппонента, и я его осуждаю за то, что он не понимает.