От осуждения к суждению

— Я постоянно вам говорю, что нет никакого дерьма. Как только вы говорите слово «дерьмо» — вы осуждаете. Вы не используете суждение, вы сразу переходите в осуждение. А когда вы что-то осуждаете, то по поводу этого же испытываете вину. За осуждением надо увидеть суждение и понять, что суждения могут быть различными. Не надо осуждать чужие суждения. ПЕРЕХОД ОТ ОСУЖДЕНИЯ К СУЖДЕНИЮ И ЕСТЬ ПРОЦЕСС ОСОЗНАНИЯ. Но, как видите, это очень не просто. Легче просто осудить, используя ничего не значащие, но оскорбительные слова.

Вот типичный подход к другим, который вы используете. Все друг другу указывают: «Ты в дерьме сидишь, и ты в дерьме сидишь — вы все в дерьме сидите. Но только не я». Какое тут суждение? Это сплошное осуждение. Для того чтобы делать суждения, надо развивать ум. Но развивать ум не хочется. Проще почесать свою гордыню, используя самый примитивный способ: назвать других дерьмом. Вам надо переходить от осуждения к суждению. То есть выяснению двойственностей и подробному их рассмотрению. Это и есть работа ума, необходимая нам.

— Это и было увидено здесь после медитации и холотропного дыхания. Первое, что я в себе отметил, что очень сильно раздражен и непонятно почему. Только через какое-то время я увидел, что выскочил из привычной роли. А для ума это всегда беспокойство: он сразу начинает суетиться.

— Да, это некомфортные состояния. Почему я и говорю, что это непросто. Комфортно осуждать, если ты привык это делать. А все привыкли это делать постоянно. И перейти в состояние суждения совершенно некомфортно. Я предлагаю рассказать, что вас раздражает. Пожалуйста. На семинаре по осознанию, может быть, всё-таки кто-то сможет получить осознание? Начинайте с конкретного. Что раздражает?

— Можно я начну? Я очень не хотела делить номер с Ларисой и приняла это в штыки.

— Почему?

— Меня раздражает, что она умствует. Подавляет просто. Делай так, это не так, ты эмоции проявляешь, так много говоришь…

— А что ты делаешь?

— Я это и делаю.

— Замечательно. Смотрите, когда нам показывают самих себя, нам это не нравится. Мы будем осуждать и раздражаться на тех, кто нам показывает самих себя.

— Я вчера даже вышла на балкон. Она заходит, а мена просто несет. Думаю, послушаю музыку, успокоюсь. Но меня просто несет. Сейчас как шибану ее, и она вылетит из этой комнаты.

— Нет, чтобы самой выброситься.

— Я с ней поговорила и увидела, что это мое, родненькое. Это раздражение, непринятие.

— Что именно? Раздражение чем? Что она осуждает?

— Мою эмоциональность, мое многословие.

— Твою низковибрационную эмоциональность.

— Да. Похоже, что так.

— Похоже или так?

— Я просто это вижу в себе. Сейчас идет раздражение.

— Что именно раздражает тебя сейчас? Раздражение есть показатель твоего невидения. До тех пор пока оно есть, ты не видишь, что именно в тебе происходит. Если я вижу указатель, это еще не значит, что я вижу то, на что он указывает. Раздражение — это указатель. На что он указывает?

— На то, что я не принимаю в себе суету и даже не вижу, что я суечусь. Что я болтаю много с низкими эмоциями, я тоже не вижу. Мне кажется, я так умно всё говорю.

— Замечательно. Теперь что тебе нужно? Ты увидела указатель и поняла, на что он тебе указывает. На то, что ты много болтаешь, что у тебя низковибрационные эмоции и так далее. Теперь тебе надо ловить себя на этом. Ты начинаешь болтать и — раз, на половине фразы остановилась и осознаёшь свое состояние.

— Как же на половине остановиться?

— Можешь не останавливаться, но тогда не будет ничего, ради чего мы здесь собираемся.

— Оля, но тебя же Сан Саныч вчера очень сильно раздражал.

— Да, а ты не говоришь об этом.

— Раздражаю я тебя, потому что я делаю за тебя то, что нужно делать тебе самой. Я останавливаю тебя тогда, когда ты не можешь остановиться. Так вот это надо делать тебе самой. Если ты начинаешь это делать сама, то раздражение ко мне исчезнет, а появится благодарность. Потому что я делаю за тебя то, что ты должна делать сама, а ты сопротивляешься этому. Тебе нужно сейчас прекратить говорить, и я говорю: «Кончай говорить».

— Я вижу того мужика, который душит женщину, которая хочет что-то сказать. Вот и всё.

— Я сейчас увидела, как мне тяжело говорить какие-то истинные слова. То есть я раздражена на то, что с легкостью болтаю пустое, а то, что истинно надо сказать, я умалчиваю. Это меня раздражает.