Быть в двух мирах одновременно

— Это два берега одной реки. Нужен мост. Не будет моста — не будет возможности изменений. Иначе я неожиданно могу оказываться на том берегу — без проблем и раздражения. Там всё замечательно. Но что я делал на этом берегу? Потом вдруг я оказываюсь на прежнем берегу, и тот берег остается только воспоминанием. И теперь я не понимаю, как я туда попал и что там делал.

— Боишься даже лишнее слово сказать в том состоянии, чтобы, не дай бог, не перекинуться.

— Смотрите, быть в двух мирах одновременно и является главным для нас. Но для этого вы должны освоить этот мир, полностью осознав то, что создает здесь обусловленный ум. Вы не можете обойти работу с двойственностями. Благодаря ей вы сможете перевести свой ум на другой режим работы, на другие вибрации. А пока он находится в старой матрице. В восточной эзотерике есть такая рекомендация: «Не думайте».

Что значит «не думайте»? Вы дорогу переходите, не думая? Значит, вам нужно не выходить из дома, сесть в медитацию и сидеть в ней лет двадцать. Как святой. К нему подходят, обмывают его, а он сидит. Он уже не в этом мире, а они в этом мире обмывают и кормят его тело. Так вот не надо быть мумией. Вы не можете не думать, потому что ум — творящий аппарат, и не думать — значит не творить. Тогда умрите. Чего так сидеть? Если вы живете здесь, то творите, но творите уже по-другому. Не в разделенности неосознанных двойственностей, а в ясном видении того, что есть. Тогда вы получаете доступ в полный диапазон двойственности, вы можете играть на ней, как на пианино.

Не познавший двойственность подобен дремлющему музыканту, сидящему за пианино и постоянно нажимающему одну из крайних его клавиш. Пианино большое, на нём много клавиш, но он нажимает только одну. А с противоположной стороны сидит другой человек и тоже долбит, но уже по противоположной крайней клавише. И они всё время ругаются о том, у кого музыка лучше. И это их основное занятие. А если освоить двойственность, то можно играть на всём пианино. Тогда это будет действительно красивая музыка.

— Я еще заметила у себя, что вижу, какую сторону двойственности активизировала, что осуждаю противоположную, вижу то, из чего сейчас буду проговаривать, то есть из своих обычных предпосылок. Вот я не осознаю, но всё равно решаю проговаривать.

— Ты создала себе иллюзию, что ты это видишь. Ты просто используешь слова. На мой взгляд, это полный бред, потому что вижу и осознаю — для меня это одно и то же. Я могу видеть только по мере осознания. Чем больше я осознаю, тем больше вижу. Ты просто используешь эти слова. Как ты видишь, если не осознаёшь? А если ты осознаёшь, то рассказывай об этом конкретно. Именно этого я и жду.

— Сейчас я постараюсь передать этот механизм. Я сижу, вижу проявление своей обычной двойственности, свою программу, но вижу, что говорить я сейчас буду не для того, чтобы осознать, а опять же из этой своей программы.

— Если ты ее видишь, то почему ты о ней не говоришь? Значит, ты ее не видишь.

— Значит, я ее не вижу.

— Тогда перестань использовать слова «вижу», «осознаю», иначе ты используешь их не по назначению. Если я вижу это, то я расскажу об этом, а если я создаю иллюзию, то буду говорить, что я вижу, но почему-то не понимаю, что именно. Это и есть способ, с помощью которого спящий всё приводит опять в качество сна. Он услышал какое-то новое слово, прокукарекал его и опять может спать. Ему снится сон о том, что он духовно развивается.

— Тогда получается, что я просто что-то чувствую, какое-то раздражение чем-то.

— Надо переходить к конкретному разговору. Раздражение чем ты чувствуешь? Вот чего я жду. Если вы скажете, например, так: «Я вчера почувствовал раздражение к Пете, по поводу этого мы с Петей встретились и начали говорить. Мы выяснили, какие двойственности провоцировали наше раздражение, и я сейчас конкретно расскажу о них». Это уже осознание.

— Если конкретно, то вчера я сидела здесь и стала проговаривать, что меня все раздражают, и я во всех вижу двойственность «умность — глупость». Вы мне сказали, что я опять повторяю одно и то же. Я вспомнила свои мысли. Просто я пытаюсь разобрать это, чтобы у меня не было повторения одного и того же.

— Ты всё время анализируешь. Я же тебе уже привел аналогию того, что ты делаешь. Ты подходишь к так называемому любимому и говоришь: «Милый, дай я тебя проанализирую». Ты этим и занимаешься всё время. Милого анализируешь.

— Да. У меня было желание через это осудить всех, получается.

— Анализ очень легко переходит в осуждение. Мы подробно рассматривали, как суждение переходит в осуждение. Сам анализ — это суждение. Например, я делаю суждение по поводу того, что я выше, чем Маша. Это просто суждение. По длине тела я действительно выше. Но дальше я буду говорить, что я лучше, чем Маша, потому что я выше ее. Это уже осуждение. То есть суждение перешло в осуждение. Ум работает, порождая различные суждения. Вы не можете изменить этого. Вы не можете прекратить работу ума. Иначе вы вообще не будете ничего различать. Вы утром встали и вообще не понимаете, где вы. Где руки, где ноги. Где потолок, где пол. Что делать дальше? Будете писать в кровать.

Суждения нужны. Ум на основе суждений действует, но эго переводит суждение в осуждение. И на этом основана так называемая гордыня личности.

— Я сейчас закрыла глаза и спросила, почему я уничтожаю мужчин. И я опять увидела змею, которой просто не хватает тепла. Она холодная. И таким образом она получает энергию, называя ее любовью.

— Если я хочу тепла, что я должен делать? Я не убиваю, чтобы получить это тепло. Потому что если я убил кого-то, то тепла в нём уже нет, а есть холодный труп, и я этот холод получаю. Так вот если хочешь тепла, то отдавай тепло. Хочешь быть богатым — отдавай свое богатство другим, хочешь быть умным — отдавай свои мысли другим, хочешь быть осознающим — создавай возможность для осознания другим. Чем больше отдаешь, тем больше получаешь. Но в старой матрице совершенно другое: раз у меня этого нет, то мне надо это получить любыми способами. Тогда я начинаю манипулировать другими, не видя, что другие — это я.

— Вчера я наблюдал за механизмом двойственности «осуждение — вина». Это, наверное, самая механистичная двойственность, потому что ее труднее всего увидеть. Часто сам говорю и от других слышу, как что-то увидел, так сразу начинаю говорить, что я в дерьме сижу. То есть фактически перехожу в отрицание самого себя.