Свобода — это возможность выбора, а его здесь нет

— В страхе нет никакой свободы. У механистичного человека никакой свободы не может быть. Понятие о свободе — это величайшая иллюзия, которая здесь культивируется. Так называемое демократичное общество — это тюрьма, из которой вообще никто даже не бежит, потому что никто и не предполагает, что есть что-то другое. Это изощренный вид тюрьмы без стен. Какая свобода у механистичного человека? Свобода — это возможность выбора, а какой здесь выбор? Человек изначально получает что-то одно и в этом находится. Где свобода? А как было при социализме? Помните: «Выбирайте генсека». Что значит выбирайте? Он же один. Так вот идите и выбирайте его.

— Это называлось голосованием, а не выборами. Тогда даже термина такого не было. Это мне мама, я помню, внушала, что у нас не выборы, а голосование.

— Хорошо, можно предложить пять Брежневых и создать иллюзию выбора.

— Так и делается в демократическом обществе.

— Я и говорю, что демократия есть наиболее изощренная форма иллюзии свободы выбора. Вот почему ты по телу женщина, а модель твоего поведения мужская. А что такое женское? Это что-то плачущее, горюющее, бьющееся головой о стену с криками: «Зачем ты меня покинул?» Но чтобы это кричать, надо умертвить того, который покинул тебя. Тогда можно будет сыграть эту величайшую драматическую сцену из жизни женщины.

— Мы смеемся, а я понаблюдал за женщинами, которые окружают меня на работе, и вижу, что в них есть действительно мужское, а женского, такого мягкого, вдохновляющего, чтобы и силы, и смелость давало бы, что-то не видно.

— Правильно, ведь человеческая цивилизация «эволюционирует». Мы сейчас разбираемся, каким образом она эволюционирует. Откуда, например, феминистские движения?

— Из мужского.

— Да. Феминистки — это мужики в женских телах, проводящие политику мужиков. Разве это не так? Женщины, объединяйтесь!

— Мужики в женщинах объединяются.

— Против других мужиков. Тех, которые в телах мужиков. Они любят говорить о том, что настоящие мужчины исчезли. Нет настоящих мужиков. Одни педерасты. Кстати, проститутка в женском теле получает значительно меньше, чем проститутка в мужском теле. Феминистки, мужики в женских телах, которые объединяются по признаку женских тел, но через эти тела проводят свою политику мужчины. И эти мужчины в женских телах борются с теми, кто в мужских телах. Они говорят: «Давайте объединимся и будем бороться за нашу свободу вместе». Так что это та же самая борьба, которую стимулирует патриархат. Кстати, а чем занимаются феминистки, когда не борются за свои права?

— Создают концепцию борьбы.

— Я думаю, что они занимаются лесбиянством.

— Сан Саныч, это очень важный вопрос, как мне кажется. Я вспоминаю своих жен. Они на самом деле мужчины. И я спрашиваю себя: «Почему?» Наверное, я проявлялся больше как женщина.

— То есть вы активизировали свою женскую часть, а ваша мужская часть была представлена вашими женами.

— Моя внутренняя женщина не состоялась. Я прихожу сейчас к этому.

— Как это не состоялась, если вы сами говорите о присутствии в вас женщины? «Мужчина — женщина» — это двойственность. Эта двойственность есть в каждом теле. Но какая из ее сторон проявляется в вашем теле сознательно? Другими словами, какая модель взята вами как модель победителя? Женская или мужская? Я могу сказать, что в наш процесс вообще не попадают те, у кого не развита женская часть.

— Мне кажется, что я мужчина. А почему мужчина притягивается?

— Это кажется. Понимаете, всегда идет уравновешивание. Я не осуждаю. Я просто говорю, как оно есть. Если у тебя активизирована женская часть, то хочешь не хочешь, а ты привлечешь мужскую часть. А так как ты не считаешь себя гомосексуалистом, то привлечешь эту самую мужскую часть, но в женском теле.

— Не совсем понятно.

— В каждом человеке есть мужская и женская части. На самом деле наш процесс является процессом интеграции мужского и женского в самом себе. Но на низких уровнях вибраций взаимоотношения мужчины и женщины — всегда борьба. В принципе, это отношения ума и сердца. Осознание есть высший уровень развития ума, а безусловная любовь есть высший уровень развития сердца. Так вот невозможно пройти к себе по одной линии, нужно соединить то и другое. Но для того, чтобы начать видеть, что у меня происходит, надо начать видеть, на каком уровне вибраций я нахожусь.

Я буду привлекать к себе те части себя, которые я не осознаю. То есть я даже не то, что их не осознаю, я их даже не сознаю. Ваш уровень сознания — это то, что вы видите. Например, вы сознаёте, что поднимаете руку. Вы сознаёте, что надели штаны. Вы сознаёте, что поели супу. Но вы так же можете делать что-то, чего не сознаёте. А если вас потом спрашивают: «Ты это делал?» «Нет, я этого не делал», — ответите вы. Вы не помните этого.