Рассматривай другого как свое зеркало

— Поймите, что это будет постоянно. Будут разные ситуации, не будет просто, но это единственный способ выхода из тупика выживания. Выход происходит через то, что вы начинаете говорить о себе, а не ругать кого-то. Говоря о себе, вы увидите другую сторону самой себя через того, кому говорите. Будут происходить очень неожиданные ситуации, которые вы не можете предугадать или спланировать обусловленным умом. Но они будут вести вас к свету, а не погружать во тьму. Да, он может начать орать на вас, и вы увидите, как орали на него, не понимая этого. Вы начинаете распутывать узлы своей судьбы. Самоисследование дает возможность распутать то, что, кажется, распутать невозможно. Не осуждайте его, говорите всегда о себе.

— У меня ощущение, как у Веры. Как же так, я уезжаю на выходные, я бросаю семью.

— Я бросаю полузадушенный труп мужа. Кто же его задушит, кроме меня?

— Чувство вины всё равно есть.

— Что я не доделала это дело до конца, что я еще не убила его?

— Непонятно, почему вина.

— А мне очень понятно. Я же его осуждала. Я говорила: «Ты ничего не понимаешь, это совсем не то, что ты думаешь». И сразу же возникает вина.

— Потому что вы бьете друг друга по больным местам. Так называемые близкие люди очень хорошо знают друг друга. И если один ударил по больному месту другого, то другой тоже ударит его по больному месту. Таким образом они показывают друг другу свои больные места. Используйте это. Это очень важно. Это будет непросто. Вы можете потерять осознание, впасть в истерику, крик или депрессию, но помните, что они будут вам говорить о том, на чём вы строите свою манипуляцию. Вы бьете их, но и они бьют вас. И то, что вас будет задевать больше всего, это то, на чём строится манипуляция с их стороны, но на этом же строится и ваша манипуляция.

— Когда звучала музыка, я задала себе вопрос о том, что я хочу увидеть, с чем сюда пришла и что сегодня хочу услышать. Я ничего не увидела, всё очень расплывчато. Если рассказывать, то никто ничего не поймет, тем более я. И после этого сразу стали говорить. И тут проговорили мою ситуацию, о которой я сегодня думала, но пока шла сюда, просто забыла. Вторая женщина говорила о другой моей ситуации. В результате этого я поняла, прочувствовала, как ей было больно в отношениях с отцом, я даже зарыдала. Она сейчас спокойно говорит. А я рыдала только при упоминании, что я не нужна. Это было такое сильное потрясение, когда я чувствовала, что не нужна родителям. И вот теперь я понимаю, какое сильное у меня было отождествление. А сейчас я слышу это и внутренне с ней, но меня это уже так не трогает, меня как…

— Как ту, к которой это не относится.

— Которую так мучили когда-то, чуть ли не убить пытались и морально, и физически. Но сейчас я, наверное, подхожу к тому моменту, когда благодарна родителям, потому что именно из-за этих ситуаций из меня получилось то, что я есть сейчас, и то, что сидит здесь.

— То, что сидит здесь, это тенденция получения опыта. Поймите, что вы как личность и есть ваш опыт. Личность и создана для того, чтобы получать определенный опыт, а потом переходить к следующему опыту. В иллюзии сна переход к следующему опыту, или другой личности происходит через так называемую физическую смерть, которая на самом деле является иллюзией. Не умрете, но изменитесь. Смерть — это смена декораций. Наш процесс предлагает другой способ ускоренного получения опыта — это осознание. При этом вам не надо сбрасывать физическое тело, то есть умирать физически.

Но никто из нас не является тем, чем считает себя. Если вы думаете, что вы та девочка, которую родители не хотели здесь видеть, то вы ошибаетесь. Если вы думаете, что вы та женщина, которая думает о той девочке, которую не хотели видеть, то вы ошибаетесь. Но это всё надо пережить. Это и есть тот опыт, за которым вы пришли. Да, он такой, какой он есть у вас, и это нужный вам опыт. Но получать его можно, только находясь в представлениях о себе, которые ты имеешь, отождествляясь с образами, созданными для получения этого опыта. На самом деле мы есть опыт, вечно совершенствующийся и осознающий себя.

— Сижу сейчас и чувствую такое мощное подавление, внутри просто бойня идет — сказать или молчать? Вчера я увидела, что Лиля начала делать массаж Сан Санычу. «Я тоже хочу», — подумала я. А другой голос говорит: «Вот у тебя мужчина сидит, делай, что хочешь». Так, думаю, опять в нижние чакры спускаюсь. Подтянулась, начала дальше разговор. Всё идет хорошо, потом опять смотрю, а Лиля сидит на коленях Сан Саныча. У меня ум сразу начал контролировать, сканировать, что происходит.

— Ты ревнуешь?

— Да.

— Так ты ревнуешь или не ревнуешь?

— Вчера я уже почувствовала, что нет.

— Ты врешь.

— Помогите мне разобраться.

— Ты как чайник, в котором постоянно подогревают воду. Ко мне подошла женщина, а ты уже смотришь и ревнуешь.

— Ну, как-то мне надо из этого выходить.

— Так ты не выйдешь из этого до тех пор, пока не осознаешь, что ты делаешь, чувствуешь и думаешь. Пока ты сама себе не скажешь: «Я ревную».

— Так я и говорю это.

— Нет, ты этого не говоришь. Ты всё время рассказываешь разные истории, по поводу которых ты ревнуешь. Но ты сама никогда не говоришь: «Я ревную».

— Я ревную. И дальше что?

— Ничего. Это и есть констатация факта, всё остальное есть прелюдия к констатации этого факта.

— Ревность — это низкие вибрации?

— Это низкие вибрации, но именно в этих низких вибрациях мы все находимся, поэтому я не называю их дерьмом, как это делаешь ты. Я говорю, что пока вы их не прочувствуете, вы их не трансформируете. Как вы можете трансформировать то, что вы не видите? Если ты ревнуешь, так и скажи: «Я ревную», — и начни это видеть. Тогда начнется трансформация. В ином случае ее не будет. Но ты не хочешь в этом признаваться. Пока вы не увидите то, что есть, так, как оно есть, ничего с этим сделать невозможно. Пока вы не видите, что вы убиваете, ревнуете, осуждаете, вы ничего с этим сделать не сможете, вы будете это делать механически. Так же четко и верно, как приходит смерть. Неотвратимо.

— Я хочу об этом сказать. Я слушал и увидел, что кругом отношения муж-жена. Я четвертый раз женат. С первой неделю жили, со второй четыре года, потом тринадцать лет и вот уже двадцать. Но я считал, что я хороший, а они плохие, и поэтому искал следующую. Но тут я понял, что бесполезно искать. В том смысле, что и с ней не уживусь. И я понял, что я тоже убиваю человека.

— Конечно, мы все убиваем.

— И очень мощно. И манипулирую.

— Да. Ничего, кроме этого, в старой матрице сознания нет. Нам надо осознать, что всё, что называется здесь красивыми словами типа «любовь», на самом деле есть борьба.

— А говорю я ей правильные вещи. Предлагаю сделать семейный бизнес — не соглашается. Здоровье все хуже и хуже. Анализы все в норме, могучее здоровье, а в то же время апатия и жить не хочется. А виновник я.

— Правильно. Так смотрите, все манипулируют, и каждый по-своему.

— То, что она мной манипулирует, я усмотрел.

— Теперь надо увидеть, что и вы ею манипулируете.

— Я сейчас слушаю и начинаю разбираться.