Мы выбираем модель победителя

— Можно продолжить тему отца? У меня после вчерашнего занятия ощущение закрытости. Мне хочется понять, откуда эта закрытость. И я волей-неволей возвращаюсь в детство, в те годы, которые я пытаюсь осознать. Что-то, может, я не вижу, но всё равно меня бросает в детство. Там произошла какая-то глобальная, совершенно жуткая обида буквально на весь мир. И с этой обидой я живу и живу, естественно, закрываюсь, наращиваю панцирь. Отказываю себе в чувствах, они накапливаются, черт знает во что выливаются, вплоть до уничтожения других. Какой-то механизм я пыталась просмотреть, но саму причину, откуда это, не вижу. Отца уже в живых нет, мамы нет, родных нет, то есть даже спросить не у кого. Я бы сейчас хотела поговорить, понять, посмотреть им в глаза, но это просто невозможно. Я пытаюсь копаться в своей памяти, но иногда просто зарываюсь. И в какой-то момент я ощущаю, может быть, после вчерашнего дня, ощущение мужа, мужчины. Пошла тема мужчины и женщины, и возникло чувство, что моя обида, собственно, на отца. Он всю жизнь меня отвергал, он всю жизнь пил. И сколько я его помню, это вечно какое-то отдаленное от меня существо. Он никогда не был для меня ни мужчиной, ни человеком, вообще никем. И вдруг такие яркие вспышки. Это ощущения девочки от присутствия мужчины, какой-то защиты, идеала. И кроме мата опять ничего не помню. Потом я вспомнила, что он травил нас газом. Почему-то я осталась жива. И вдруг поднимается такая боль. Я столько лет живу и считаю, что его просто нет, он ушёл из жизни как-то так, как будто его и не было. Он для меня никем никогда не был, и вдруг я поняла, что на самом-то деле он был первый мужчина в моей жизни. Пусть я от него родилась, но всегда он был для меня мужчина по сути. Я никогда не видела в нём мужчину, и, видимо, какие-то женские качества он отвергал. Короче, я была с детства отвергнутая женщина. Может быть, я неправильно понимаю. И у меня такой жуткий протест чуть ли не с пеленок. Стремление доказать, что я сильная, умная.

— Что ты мужчина.

— И конечно, я мужчиной оказываюсь.

— Женщину я отвергаю, поэтому положительная модель — это мужчина, а мужчина должен быть сильным. И я начинаю формировать в себе сильного мужчину и отвергать в себе женщину. Дальше мой муж мне это показывает. Он это же делает, он отвергает. Смотрите, то, что заложено родителями, мы воспроизводим в своей собственной жизни. Значит, не разобравшись с ними, ничего не поймешь. А разобраться — означает понять, что при всей ужасности и негативности того опыта, который переживался с ними, это был наш собственный выбор. Я вошла в эту семью, в это время, в эту страну для того, чтобы получить тот опыт, который мне нужен. Понимая это, я начинаю брать ответственность за всё, что со мной происходит. Это самый основной момент. В ином случае я буду всегда искать козла отпущения. И только когда я беру ответственность за всё, что я создаю в этой жизни с самого момента рождения, я могу понять, за каким опытом я пришла.

Были созданы специальные театральные площадки и определенные сценарии для того, чтобы вы получили то, что вам нужно. Пока вы не поймете, что вы создали всё это, вы не сможете их принять. С какой стати их принимать? Столько гадости у меня в жизни. Но тогда вы не можете разобраться с тем, что у вас происходит.

— Я начинаю проживать эту боль. Во мне это переживание всплывает, я опять окунаюсь в ощущения детства и понимаю, что должна сидеть и чувствовать себя этой отвергнутой девочкой. Понимаю, что чем дольше и глубже я переживаю эти чувства, тем больше я закрываюсь. Я поняла только, что я опускаюсь, опять дверь захлопывается и что надо уйти от этого.

— Вы можете проводить самоисследование только в том случае, если вы разотождествляетесь с собой как с девочкой, женщиной и вообще с любой из исполняемых вами ролей. Если вы отождествляетесь с ролью, то это будет море слез, потому что эта девочка в вас, и вся эта боль в вас, и ничего другого нет. «Меня оскорбили, обидели. Зачем я пришла в этот мир?» Так будет до тех пор, пока вы будете отождествляться с ролью. По мере исследования роли, разотождествление с ней будет увеличиваться. Чем больше вы его проводите, тем больше вы разотождествляетесь с тем, что исследуете.

На самом деле это просто роль, которую вы выбрали для получения опыта. То, чем вы являетесь на самом деле, просто получает опыт этой роли, и всё. Истинное «Я» никогда не осуждает ничего из того, что думает, чувствует и делает личность, через которую идет получение опыта. Но, будучи этой личностью, то есть отождествляя себя с ней, вы будете осуждать всё, что, как вы считаете, причиняет вам страдание. Но самоисследование проводится не с помощью личностного видения. И чем более вы его проводите, тем больше разотождествляетесь с тем, чем не являетесь, то есть с личностью и ее ролями.

Да, будут слезы, да, будут воспоминания болевых моментов, но именно это и приведет вас к разотождествлению с иллюзией восприятия самого себя. У вас будут слезы не жалости к себе и не осуждения кого-либо, а очищения, в смысле разотождествления с полученным вами опытом. Вы плачете и разотождествляетесь с иллюзорным образом себя. Это образ, который вы здесь создали. Этот образ обрел форму, тело и восприятие убежденности того, что он реален, но это не так.

— Но это как раз проецируется на всё, что я делаю в жизни. Я закрываюсь абсолютно от всего, что делается. От работы, от семьи, от подруг, от друзей, практически от жизни. И на самом деле когда уходит какая-то часть всего этого, то понимаешь, будто что-то словно ластиком стирается и легче становится. Что-то новое появляется внутри. Потом это новое хочет новый опыт получить. Хватит уже, сколько можно быть в одном и том же, темном? Уходи. Что-то появляется чуть-чуть, капелька, а ей уже нужен новый опыт. Эта капелька идет и сталкивается с теми же ситуациями и уже видит себя: опять ты делаешь то же самое. В той же ситуации можно первой подойти, то есть открыться, а я опять закрываюсь. Уже понимаю, что старая боль мешает. А ситуация-то простая, но надо сделать этот шаг.

— Без нового образа самой себя вы не можете исследовать старый образ.

— Я не знаю.

— Но я же всё время говорю об этом.

— Всё это еще как-то не…

— Вам нужен новый образ самой себя. Пусть он еще не будет столь подробен и детален, но он должен быть. Возьмите образ себя как существа, которое не имеет отношения к этой реальности, но решило исследовать ее и создало для этого определенный скафандр — тело. Вы родились у определенных родителей, получили от них определенную программу, чтобы испытать определенный опыт. И тогда вы можете исследовать эту программу, этот опыт, понимая, что вы не есть он.

Если вы просто личность, то вас будет всё время кидать из осуждения в вину и жалость к себе, в которых вы будете болтаться, и ничего качественно нового с вами происходить не будет. Но вы пришли сюда для самоисследования. Поэтому вам сейчас надо создать представление о себе, не относящееся к старой матрице сознания. Именно это представление и есть ваш первый шаг к самовспоминанию. И вы будете убеждаться, что именно то, что вы не видите физическим зрением, и является реальным, а то, что вы видите физически, является нереальным, иллюзорным. Но вам нужно создать хотя бы наметку этого представления. Опираясь на него, вы можете проводить исследование иллюзии.

— Что значит создать? Я могу на уровне ощущений почувствовать себя новой. Вот я новый человек, я сейчас родилась.