Что вы ищете в сексуальном опыте

— Мой первый сексуальный опыт был очень болезненный. Это длилось большое количество времени. Три или четыре часа, было больно. И эта память осталась. И когда я подумала об этом, вспоминая то состояние страха, мне стало нехорошо.

— Значит, твой сексуальный опыт начался с боли?

— Боль, неприятно, зажатость. В памяти это сохранилось.

— Сейчас ты это чувствуешь?

— Да.

— Так сексуальность это неприятное или приятное?

— Это неприятное и приятное, но память об этом сохранилась как о неприятном. И опыт всё время получается в неприятном состоянии. То есть каждый раз остается состояние или чувство подтверждения неприятного.

— Если это неприятно, то зачем вообще это делать? Никто же не заставляет тебя это делать. Можно же этого вообще не делать. Значит, в этом для тебя есть элемент приятного.

— Да.

— С чем связан этот элемент приятного?

— Это просто внутри. Проходя сексуальный опыт, какая-то часть постоянно ищет неприятное и доходит до состояния приятного.

— Смотрите, это парадоксально. Есть минус и есть плюс. Значит, неприятное может быть приятным. Недавно я смотрел один японский фильм, там встречаются мужчина и женщина, которые становятся любовниками. Любят они друг друга весьма своеобразно. Они бьют друг друга палками и занимаются сексом. Их основной сексуальный ритуал — разные степени избиения друг друга. Они через это получают сексуальное возбуждение.

— Я просто вчера увидела это состояние как бы со стороны. Как я получала это. И говорила, что это какой-то кошмар, и больше я это не выбираю.

— Если посмотреть на их жизнь, то это кошмар. Но если этот кошмар происходит с вами, значит, он вам зачем-то нужен. Мы пришли в эту реальность для получения опыта. Никто не сталкивается ни с чем из того, что ему не нужно. Что бы ни было в вашей жизни, это обязательно то, что вам нужно. Можно просто сказать, что это всё кошмар и лучше всё это забыть. Но это неверно. Это не подход осознающего существа. Осознающее существо понимает или, по крайней мере, начинает понимать, что всё, что оно создает в своей жизни, это опыт, который ему нужен, чтобы что-то увидеть и понять в самом себе. Интегрировать имеющийся у вас опыт и перевести его в другое качество можно, только увидев, что именно этот опыт дал вам как целостному существу. Что ты проходила в связи с этим, что тебе нужно было узнать?

— Я увидела, что получила опыт, который и потом продолжала получать, и не знала, что есть какой-то другой опыт.

— Зачем ты выбрала именно этот опыт? Что именно ты хотела вынести из этого опыта? Ты искала в сексе боль. Так получается?

— Не знаю.

— Ты рассказала, что к первому мужчине тебя очень тянуло и что первый сексуальный опыт был очень болезненным. Возможно, мог быть какой-то другой человек, с которым было бы не так больно. Но ты выбрала именно этот опыт.

— Но я и в дальнейшем продолжала испытывать то же состояние, как в первый раз.

— Но ты сама его притянула. Тебя же никто не неволил?

— Да.

— Значит, тебе этот опыт нужен. Вот я и спрашиваю, что это за опыт? Кем ты себя чувствовала? Жертвой? Что при этом переживалось?

— Жертвой. И еще состояние то же, что и в отношениях с отцом. Состояние подавления. То есть для меня было нормально, что меня таким образом подавляют.

— Значит, состояние подавления. Ты выбрала этот опыт. Теперь необходимо рассмотреть отношения с отцом. Основные программы личности закладываются матерью и отцом, а затем проживаются личностью их ребенка. Значит, это опыт быть подавленной, быть жертвой. Ты говорила о сексуальной сфере, в которой ты проживаешь этот опыт. Но ты его имеешь в разных сферах. Он может быть в эмоциональной сфере, интеллектуальной сфере, сексуальной сфере.

— Да.

— Ты везде держишь эту тему. Значит, ты пришла узнать, что такое быть подавленной? И что это такое? Ты продолжаешь этот опыт или чувствуешь, что он идет к какой-то трансформации и завершению?

— Я увидела, что в сексуальной сфере можно выбрать другой опыт. А в эмоциональной и интеллектуальной сферах я увидела это, только когда вы сказали. Просто в сексуальной сфере так дальше невозможно, а в эмоциональной и интеллектуальной это еще терпимо.

— Хорошо. А какой опыт ты сейчас выбираешь? Можно перейти в роль насильника и начать это делать самой. Но состояние жертвы дает возможность для выхода к проживанию сострадания. Из роли насильника очень сложно прочувствовать состояние сострадания. А вот из роли жертвы сострадание можно начать чувствовать. Жертва очень хорошо чувствует, что такое насилие, боль, страдание. И она может начать чувствовать, что тот, кто ее насилует, тоже испытывает это страдание. А он на самом деле испытывает колоссальное страдание.

Насильник испытывает такое же колоссальное страдание, как и жертва. Но насильник не хочет признавать это, не хочет сознавать свою вину, то есть испытывать состояние жертвы. Состояние вины разрушительно, поэтому ему нужно сбросить его на жертву. Действие направлено либо внутрь, либо вовне. Насильник действует вовне, он насилует. Состояние вины и жалости есть самонасилие, а он насилует другого, но на самом деле — самого себя. При этом он находится в иллюзии, считая, что можно насиловать кого-то, избегая таким образом насилия над самим собой. Но он насилует самого себя и этого не видит.

А жертва чувствует состояние страдания, которое может перейти в состояние сострадания. То есть ты можешь либо переключиться на состояние насильника и начать делать то, что собственно делали с тобой. Но ты будешь делать это на самом деле с собой. Либо ты переходишь в состояние сострадания. Но для этого тебе нужно почувствовать это сострадание к тем, кто насиловал тебя. То есть увидеть всех насильников, все формы насилия, которые ты проживала — сексуальные, эмоциональные, ментальные (в частности, с отцом), — и почувствовать этих людей как тех, кто испытывает колоссальное страдание. Так и есть на самом деле. Человек не будет насиловать другого, если сам не находится в состоянии сильного страдания, но он его не осознаёт.