Самоисследование ролей

— Я задала себе вопрос, какая же я женщина. Я вчера уже говорила по поводу своей женщины и рассказывала о том, что она делает со своим внутренним мужчиной. Действительно, чем больше я стараюсь быть женщиной-матерью, женщиной-любовницей, женщиной-женой, женщиной-дочерью, стараюсь быть хорошей везде, тем больше я в результате ничего не успеваю. Чем больше я стараюсь быть хорошей, тем меньше я имею успеха, в результате я чувствую, что я никакая. И у меня возникает неприязнь к тем, для кого я всё это делаю.

— Обрати внимание, ты говоришь: «Я никакая». Никакая — это никакая, то есть ее нет. Но ты-то есть. А какая ты сейчас есть? Если ты способна видеть то, какая ты сейчас, то вот и ответ на вопрос. Если ты не способна это видеть, то будешь считать себя никакой. У каждого есть свои маски, с которыми он сросся. А снять маску можно только через самонаблюдение. Вы рассказываете о себе, но понимаете, что говорите о своем персонаже. Тот, кто искренне начинает рассказывать о том, в чём он находится и чем себя считает, освобождается от этой маски. Единственный способ выйти из ложного представления о самом себе — это рассказывать о нём, понимая, что описываешь не себя, а свою маску, личину. Когда вы рассказываете о своих масках, то начинаете понимать, что вы — изменяющиеся существа. Это очень важный момент.

— И сейчас я уже разрешила себе быть плохой. Я разрешила это, и мне кажется, я уже выхожу.

— Я разрешила себе видеть дуальность, противоречивость своей личности. Но вы не можете ее видеть до тех пор, пока не поймете, что то, о чём вы говорите, как о плохой, является просто некой ролью, которая противоположна так называемой хорошей роли. Не может существовать хорошая без плохой, а плохая без хорошей. Не может быть добрая без злой, а злая без доброй. То есть в этом дуальном мире противоположности всегда вместе.

— Но плохую-то я раньше видеть не хотела и убеждала себя, что я буду еще лучше и лучше делать. Не успеваю, значит, буду еще больше стараться, а результат получался один и тот же.

— Проведите исследование себя плохой. Что такое вы плохая? Какая вы плохая? Потом выяснится, что то, что для вас плохая, для другого — хорошая. Вы увидите, что «плохая» и «хорошая» — понятия относительные. Но вам надо разобраться, прежде всего, с тем, чего вы не хотели видеть. Что вы считали плохим? Что вы не хотели видеть в себе?

— Оставить семью и пойти на семинар. Я считала, что я эгоистка, семья осталась, а я для себя пойду. Они там будут бедные, голодные.

— Я лучше буду их насиловать дома. Я их изнасилую до смерти, и это будет высшим проявлением моей любви к ним. Или проявлением моего эгоизма?

— Эгоизма.

— Но останусь-то я дома не из эгоизма, ведь эгоизмом я считаю пойти на семинар. А не эгоизмом — остаться с ними и мучить их.

— Кстати, о маске. Моя маска — это жизнерадостность, даже клоунада.

— Хорошо. Смотрите, я делаю определенные вставки в ваш рассказ для того, чтобы уточнить некоторые нюансы. Хорошо, что вы начинаете уже что-то проговаривать, но нужно видеть всё это еще более детально. Если вы употребляете слова «хорошая», «плохая», «я не хотела видеть себя плохой, а теперь я готова видеть себя плохой», то обязательно будет мой вопрос: «Что такое «плохая» для вас?» Расскажите, какой именно плохой вы не хотели себя видеть и какой вы теперь готовы увидеть себя.

Детальность рассмотрения — вот что характеризует наш процесс самоисследования. Это умение делать различение. Потому что слова здесь настолько затасканы, что вообще непонятно, что они значат. И никто не уточняет этого, поэтому получается полная путаница. Умение делать различение предполагает высокоразвитый интеллект.

— Из части видеть целое?

— Из целого видеть часть. Я могу привести пример. Вы говорите: «Вот автомобиль». «А что такое автомобиль?» — спрашиваю я вас. «Ну, вот автомобиль красный стоит». «Что такое автомобиль?» — опять спрашиваю я вас. А вы ничего не можете сказать.

— Мы его разбираем на части.

— Мы его начинаем рассматривать. Возьмите учебник по устройству автомобиля. Вы узнаете, что у него есть кузов, трансмиссия, система питания, система смазки и так далее. Каждая из них состоит из своих агрегатов, каждый из этих агрегатов состоит из своих частей.

— Если я вижу карбюратор, то могу сказать, что он, например, от Форда. Правильно?

— Прежде чем сказать, что он от Форда, надо сказать, зачем нужен карбюратор. Какую функцию в автомобиле он выполняет.

— То есть это целостное видение картины.

— Да, это видение на уровне механика — человека, который не просто катается на машине, а который ее ремонтирует. Он не будет вести разговоры типа: «Ну, вот автомобиль, и что-то у него сломалось». Он должен выяснить, что сломалось, почему сломалось и как исправить это. Для этого он должен знать устройство автомобиля и способы устранения его неисправностей. А человек — в миллионы раз более сложное устройство, чем автомобиль. Но человек не знает сам себя. А он должен знать самого себя. Так вот осознание и есть та самая возможность, с помощью которой мы изучаем самого себя, чтобы узнать, кто же мы есть на самом деле.

— Но при этом у нас присутствует ну две, три, пять мыслей для представлений о нас самих.

— У кого «у нас»?

— У меня, скажем.

— Тогда так и говорите, потому что у меня их больше.

— То есть, чтобы себя осознать, увидеть большее из меньшего?

— Что значит «большее из меньшего»? Вы сейчас бредите. Это типичная ситуация, когда человек начинает что-то говорить в бреду. Больше, меньше, лучше, выше, краше, красное, зеленое… Вам надо сейчас увидеть, что вы бредите. Я вам вчера уже говорил, что вы бредите, так вы и сейчас бредите.

— Я понимаю, чтобы услышать правильный ответ, надо сформулировать правильный вопрос.

— Вы еще не способны сформулировать правильный вопрос. Я говорю, что вы бредите, потому что вы ищите снаружи то, что находится внутри. Все ваши слова были связаны с тем, что вы чего-то ищите вовне. Я говорю, что это бред, так у вас не получится, вы не найдете. А вы опять продолжаете. Я опять говорю, что это бред. Если вы хотите найти себя, то ищите внутри. Но для этого надо начинать разбираться в том, как ты устроен.

Смотрите, с первого дня я всё время знакомлю вас с определенными представлениями об этом. Но то, о чём я говорю, не есть изучение устройства физического тела по анатомическому атласу. Физическое тело — это то, чего на самом деле нет. В космической терминологии физическое тело называется «то, чего нет», потому что оно есть иллюзия. А здесь это — единственное, что есть. Вот парадокс. Люди считают, что это единственное, что есть, а для Космического Разума это то, чего нет. А о том, что есть на самом деле, мы даже двух слов не можем сказать. Так с чем мы тогда будем работать?