О том, что не видно

— Итак, тело человека является микрокосмосом, а сам человек находится в макрокосмосе. Теперь возьмем клетку человеческого тела. Клетка — это микрокосмос, а микрокосмос подобен макрокосмосу. Какой аналог макрокосмосу вы можете привести?

— Солнечная система.

— Совершенно верно.

— Получается, что для клетки человек является макрокосмосом.

— Да.

— Сложность, наверное, проистекает из того, что мы не знаем, как это работает. На наш взгляд, это сложно. Сложно разобраться в телевизоре, а мастер разбирается легко.

— Поэтому, являясь макрокосмосом, мы не понимаем этого. Я просто показываю ограниченность нашего видения. Более того, я могу сказать, что все клетки, органы человеческого тела созданы определенными коллективными сознаниями, то есть определенными цивилизациями. В теле человека проходят свой опыт различные цивилизации.

— Мы же не думаем о Юпитере и поэтому не думаем о печени.

— Понятно, что не думаем. Мы ни о чём не думаем, кроме того, о чём мы думаем. Но думаем мы определенным образом. А наше думанье и восприятие самих себя и всего остального является столь же ограниченным, как, например, восприятие муравьем человека. Я просто сейчас акцентируюсь на определенных важных моментах, которые обойти невозможно. Иначе вам будет не понятно то, о чём я вам буду говорить потом.

Как вы думаете, у Земли есть только физическая реальность?

— Земля — живое существо.

— Да, живое существо. Так у него есть только физическая реальность, в которой мы находимся, или еще что-то?

— Биосфера, ноосфера и так далее.

— Хорошо. А что еще?

— А у человека есть только физическое тело или есть что-то еще?

— Много чего есть.

— А откуда появляются мысли? Откуда появляются чувства?

— Мысли приходят и уходят.

— Всё приходит и уходит. А откуда и куда?

— Мне кажется, каждый человек притягивает их.

— Откуда они появились? Физически мы можем пощупать мысль? Мы можем воплотить мысль во что-то физическое, но пощупать ее невозможно. Так где же обитает мысль?

— Там своя энергетика, свои поля.

— Мысль обитает в других вибрационных полях, имеющих более высокую частоту по сравнению с материальными объектами.

— Но оно же всё наслаивается. Нельзя же сказать, что это отдельно?

— Я просто привожу примеры того, что, кроме видимых физических объектов, есть еще астральные — чувства, есть ментальные — мысли и есть еще много чего, о чём даже думать невозможно в силу того, что об этом невозможно думать обусловленным умом. Получается, что человек не исчерпывается физической формой. А откуда у него чувства и мысли?

— Потому что печенка живет в физическом теле, а мысль живет в ментальном теле. А чувства живут в эмоциональном теле.

— Чувства можно почувствовать, а мысль нет.

— Смотрите, как интересно. Вы говорите, что пришли учиться. Но выступаете как учитель. Мы только что выяснили, что вы не так хорошо всё знаете, по крайней мере, по поводу своей селезенки. Но зато вы сейчас очень уверенно говорите о чём-то другом. Вы очень уверенно говорите, заметьте. Вы начинаете объяснять всем. Я просто задаю вопросы. Даже нельзя сказать, что я объясняю, я просто задаю вопросы. А вы объясняете.

— Извините.

— Опять извините. Когда вы говорите это замечательное слово «извините», что вы чувствуете?

— Я чувствую себя раздраженной.

— Так. Вы чувствуете себя раздраженной, но еще вы знаете, что вы интеллигентный человек, для которого не принято выражать свое раздражение, и поэтому вы его заменяете обратным, то есть чувством вины.

— Нет.

— Нет? Замечательно.

— Я не чувствую.

— Тогда почему вы извиняетесь уже который раз?

— Так принято в обществе.

— В каком обществе?

— В коллективе.

— В каком таком коллективе? Строителей коммунизма? Строителей капитализма?

— Последнее занятие покажет, что за общество.

— Смотрите, вы имеете осуждение. У вас агрессия, вы раздражены. Вы хотите осудить меня за что-то, но считаете, что осуждение не нужно показывать в так называемом обществе. Значит более правильно показать свою вину, хотя сейчас вы чувствуете осуждение. Но осуждение не высказываете, а говорите слова, показывающие наличие у вас вины, которую, как вы говорите, не чувствуете.

— Почему? Я же отследила, что вы курите.

— Хорошо. Что я курю, вы отследили, а то, что вы прикрываете виной осуждение, вы не отследили. Более того, вы даже этого не хотите признавать.

— Это две вероятности?

— Совершенно верно.

— То есть, если я хочу кого-то осудить, но этого не делаю, то я начинаю искусственно создавать в себе чувство вины.

— Да. Все игры, которые ведутся в этой реальности на том уровне вибраций, в котором находится подавляющее большинство людей, можно назвать «жертва — насильник». Чувствами, которые испытывают игроки в этой игре, являются осуждение и вина. Насильник осуждает жертву, а жертва испытывает вину. Но жертва одновременно является и насильником, потому что стимулирует так называемого насильника к ее осуждению. Я еще раз говорю, что эта реальность является двойственной. Но двойственной она является в восприятии обусловленного ума и ложной личности, которыми люди считают самих себя.

Наш Процесс — это выход за пределы трехмерной реальности. Это возможно только через расширение сознания, через повышение его вибраций. Сознание человека не ограничивается тем диапазоном вибраций, в которых он привык себя ощущать, отождествляясь с обусловленным двойственным умом и ложной личностью.

Возможность так называемого духовного роста, на мой взгляд, заключается именно в том, чтобы выйти за пределы двойственности, за пределы обусловленности. Вы уже видите, что это вызывает сопротивление вашего обусловленного ума. Потому что вопросы, которые я задаю, не укладываются в его привычную однобокую схему мышления. Я всё время буду стимулировать вас к тому, чтобы эти обусловленности стали видны вам. Это я называю осознанием.