Истории для понимания-6

Сижу в забытьи

Янь Хой сказал:

- Я кое-чего достиг.

- Чего именно? - спросил Конфуций.

- Я забыл о ритуалах и музыке.

- Это хорошо, но ты еще далек от совершенства.

В другой день Янь Хой снова повстречался с Конфуцием.

- Я снова кое-чего достиг, - сказал Янь Хой.

- И чего же? - спросил Конфуций.

- Я забыл о человечности и справедливости.

- Это хорошо, но все еще недостаточно.

В другой день Янь Хой и Конфуций снова встретились.

- Я опять кое-чего достиг, - сказал Янь Хой.

- А чего ты достиг на этот раз?

- Я просто сижу в забытьи.

Конфуций изумился и спросил:

- Что ты хочешь этим сказать: "Сижу в забытьи"?

- Мое тело будто отпало от меня, а разум как бы угас. Я словно вышел из своей бренной оболочки, отринул знание и уподобился всепроницаемому. Вот что значит "сидеть в забытьи".

- Если ты един со всем сущим, значит, у тебя нет пристрастий. Если ты живешь превращениями, ты не стесняешь себя правилами. Видно, ты и вправду мудрее меня! Я, Конфуций, прошу дозволения следовать за тобой!

Пустота

Как-то к монаху Джошу, о котором рассказывают, что изучать дзен он начал в шестьдесят лет, сатори получил в восемьдесят, а затем учил до ста двадцати лет, пришел ученик с вопросом:

- Если я добьюсь пустоты в своем уме, что делать потом?

- Выброси ее, - посоветовал Джошу.

- Как я смогу выбросить то, чего нет? - настаивал ученик.

- Если не можешь, неси с собой, - нетерпеливо ответил Учитель.

Нет воды - нет корабля

Однажды ученик спросил у Мастера дзен Ма-цзы:

- Вода не имеет костей, но она легко держит корабль весом в тысячи тонн. Как это может быть?

- Здесь нет воды и нет корабля - что я должен объяснять? - спросил Ма-цзы.

Два условия

Человек, намеривавшийся стать учеником, сказал Зун-и-Нун Мисри Египтянину:

- Превыше всего в этом мире я хочу быть принятым на Путь Истины.

Зун-и-Нун ответил ему:

- Вы можете присоединиться к нашему каравану лишь в том случае, если сумеете сначала принять два условия. Первое - вам придется делать то, что вам не хочется делать. Второе - вам не будет позволено делать то, что вам хочется делать. Именно "хотение" стоит между человеком и Путем Истины.

Искать как учиться искать

Раис эль-Сулук учил своих учеников:

- У меня есть только один урок. Когда выучите его, сможете учить другой.

- Я искал духовность повсюду, пока не понял, что ее не найти там, где ее ищет недостойный.

- Мой мастер, хаким Анис, научил меня, что я должен учиться быть достойным поиска.

- Поиск недостойного есть скрытое высокомерие.

- Я спросил хакима, куда мне идти, чтобы найти знание, а не мнение.

- Тогда он научил меня тому, чему я не хотел учиться, способом, которого я не хотел. Он научил меня как искать знание.

Наблюдая свои собственные мнения

- В течение многих месяцев, - вспоминает мудрец хаким Масум, - мне было поручено моим Мастером, ходжой Алам Шахом, писать письма под его диктовку и записывать то, что он говорит и думает.

Когда я наблюдал его пишущим, то мог видеть, что он писал быстрее и гораздо красивее меня. А многие из записей, сделанных мной, были так плохи, что их было трудно читать.

Однажды он сказал:

- Я попытался дать тебе упражнение, в котором ты нуждался. Если ты улучшил скорость письма и почерк, прекрасно. Если ты думаешь, что я ленив или не слишком грамотен, чтобы выполнять мою работу, ты имеешь возможность тут же наблюдать свои собственные мнения и видеть, что это - мнения. И видеть, что мнения, если это именно то, что тебя устраивает, искажают чувства.

Огромная значимость

Один человек пришел к Бахауддину Шаху и сказал:

- Сначала я был последователем этого учителя, потом того.

Затем я изучал одни книги, а потом другие. И хотя я ничего не знаю о вас и о вашем учении, а чувствую, что этот опыт постепенно подготовил меня к тому, чтобы учиться у вас.

Шах ответил:

- Ничто из изученного вами в прошлом здесь вам не поможет. Если вы намереваетесь остаться с нами, вам придется отбросить всю гордость. Она является формой самовозвышения.

Человек воскликнул:

- Вот для меня доказательство того, что вы великий, реальный и истинный Учитель! Ибо никто из встречавшихся мне в прошлом не осмелился подвергнуть сомнению ценность того, что я изучал прежде!

Бахауддин сказал:

- Это чувство само по себе не имеет никакой ценности. Принимая меня с таким воодушевлением и при этом без понимания, вы льстите себя надеждой, что обладаете способностью восприятия, которой в действительности у вас нет.

Вы все еще, в сущности, говорите: "Я кое-что собой представляю, поскольку распознал в Бахауддине великого человека".