Кто будет платить деньги, чтобы послушать соловья?

- То, что здесь происходит с нами и между нами, - это взаимообмен энергии. Они начинают производить какое-то действие, какую-то трансформацию. Я не хочу говорить о том, что это и как. Хотя, в связи с этим, можно выдвинуть много конструкций и представлений. Но вся ценность и величие этого процесса взаимообмена заключается в том, что, даже если вы умом не понимаете, как это происходит, ваше сердце и тело чувствуют его. Видеть происходящее вы можете телом, но контроль обусловленного ума над телом должен быть снят. Если ум что-то не понимает или не хочет понимать, то это не значит, что этого не происходит.

Чем меньше мы фиксируемся на обусловленном уме, тем больше тело начинает видеть, ощущать и чувствовать. И это очень незаметно, очень спокойно. Кто из вас слышит ветер на улице, кто замечает и слышит птиц, которые поют. Они ведь все время поют в лесу, да и здесь сейчас поют за окном. Ветер - это же мелодия. Это мелодия жизни, природы. Кто ее замечает?

Человек будет платить большие деньги, чтобы послушать и посмотреть знаменитого артиста или певца. Будет платить большие деньги, приложит максимум усилий, чтобы достать билет и сесть на лучшее место. И теперь он сидит и наслаждается этим. Это результат его усилий. И он теперь может наслаждаться этим. Это ведь традиционное, стереотипное представление человека о том, как получить удовольствие.

А ведь этот же человек шел по улице, и был ветер, пели птицы, и все это естественно и незаметно. Кто на это обращает внимание? Кто будет платить деньги, чтобы стоять под деревом и слушать пение соловья? Сама птица не просит никаких денег, она просто поет. Ведь это незаметно, это естественно. Это само собой разумеющееся. Именно поэтому большинство людей этим и не интересуется. То, что само собой разумеющееся, - неинтересно. Интересно то, для чего нужно приложить усилия, достигнуть.

Часто ли мы смотрим на небо, на закат, на восход, на облака. Человек, считающий себя эстетом и любителем искусства, ходит по выставкам, смотрит картины известных художников, покупает их за бешеные деньги, вешает у себя в спальне и смотрит на нарисованные небо и облака. А потом еще и другим показывает. И его уважают как ценителя искусства. Он здорово объясняет, что художник хотел сказать, изобразив небо и облака. А ведь небо, везде, всегда и все время, но кто на него смотрит? Кто встанет утром, чтобы на восходе солнца послушать соловья? Но на какую-нибудь заморскую певицу за бешеные деньги он пойдет, будет ломиться, чтобы туда попасть, а потом долго об этом рассказывать. А вот о пении соловья что рассказывать?

Человек скажет: "Знаешь, я сегодня утром ходил в 4 часа слушать соловья". На что ему ответят: "Ну ты совсем, наверное, больной. Вот я ходил слушать. Там приезжал Майкл Джексон. Вот это да! Вот это да. Вот это я слушал. Он был так одет, он сделал еще пластическую операцию. У него теперь совсем другой нос..." Об этом можно бесконечно много говорить. Там о музыке уже никто и не говорит.

А что можно о соловье рассказать, как вы это можете рассказать? Поэтому это и неинтересно для большинства. Об этом нельзя рассказать, это не событие. Соловей поет, ветер дует, кого это интересует. Говорю ли я сейчас что-то, что можно обдумывать? Что здесь обдумывать? Я говорю простые вещи. Что здесь обдумывать? Никаких проблем. Просто говорю. Многим людям это покажется неинтересно. "Ну что про соловья рассказывать? Ты мне философскую систему объясни. Это да!".

Я сегодня слушала птичек. Когда сегодня утром шла на работу, остановилась специально и послушала.

- Это ведь не техника, а то вы еще скажете, что я рекомендовал слушать птичек 10 мин. до еды и 20 после. Кто-то будет говорить, что соловья надо слушать до еды, а синицу после еды. Это, скажем, способствует просветлению. Вокруг этого целую систему можно создать.

Меня просто это удивило. Я настолько затюканная, забитая и вдруг заинтересовалась, как там птички поют, остановилась и слушала. Я была удивлена такому своему состоянию.

- Вот это и есть вкус, запах Той Жизни. Когда вы слушаете птичку, вы ведь ничего не оцениваете. Возникает какая-то пауза в привычной суете. Человек бежал до этого и побежит после, но сейчас он к чему-то прикоснулся, к чему-то, что вне привычных забот и убеждений. Если его спросить, что в это время он думал, то скорее всего он скажет: "Да ничего не думал". Он в этот момент слушал и слышал.

До этого он тоже слушал много чего: радио, телевизор, в течение дня люди ему звонили по телефону. Он слушал, но слышал ли он что-то? Кто-то ему звонит, а он думает о своем, кто-то говорит по телевизору, а он думает о своем. Поэтому и нет ничего необычного, все то же самое: свои собственные мысли, эмоции, проблемы. Ведь необычное входит в человека совершенно необычным образом. Потому оно и есть необычное. Необычное не может приходить в обычной упаковке, не может приходить привычным образом, оно приходит совершенно непривычно. Но это непривычное человек либо отвергает, либо просто не замечает.

Кстати, и слушание птиц может стать привычкой. Почему всякий метод, всякий способ, всякая система через некоторое время становится привычкой для человека. И нет никакого движения, есть просто повторение одного и того же. Но человек получает удовольствие от ее повторения, и ему кажется, что он приближается к чему-то важному, на самом деле ничего нет. Все то же самое.

За период наших встречу меня два раза произошло чудо. На одном из первых наших занятий была усиленная атака на стереотипы наших умов. После этого я стал пытаться понять: а чувствую ли я вообще? Я много думал по этому поводу и созрел для того, чтобы всем этим поделиться. И именно в тот момент, когда я захотел это высказать, вы стали говорить о том же, как бы читая мои мысли. Я просто опешил. Второй случай был недавно. Я вдруг почувствовал к себе такую жалость. "Какой я несчастный!" Все свои проблемы в кучу собрал, сижу мучаюсь. Вдруг подумал, что я никто иной, как бомж. Я совершенно не знаю, откуда взялось это слово в моей голове, но я мысленно стал повторять его много раз, называя себя этим словом. И вдруг вы, Александр Александрович, это произносите в связи с каким-то примером. Я опять опешил. Я считаю это что-то. Просто так это не может быть.

- Да, это следствие налаженной между нами связи. Она может быть на разных уровнях. Если между нами есть эта связь, то необязательно задавать вопросы вслух. При этом и ответ вы можете получить необычным способом. Возможно, вы это уже чувствовали, может быть, почувствуете позже, но наше взаимодействие и контакт и вот эти разговоры могут происходить не только тогда, когда мы здесь собираемся. Я постоянно общаюсь с вами телепатически.

Олег, в самом начале встречи вы задавали вопрос. Вы хотите исследовать его сейчас?

Мой вопрос касается чувства вины, которое возникает, когда я не сделал то, что должен был сделать.