Какую мелодию исполняет ваша личность?

- Мы говорили, что человек является частью какой-то большей целостности. И у него, как у части целостности, есть определенная задача, которую он выполняет. Эта задача есть у каждого человека. Насколько хорошо мы понимаем свои задачи?

Если спросить обычного человека: "Что важно для тебя?" Он скажет, например, что для него важно зарабатывать деньги, чтобы содержать себя и семью. Может быть, он создал какое-либо предприятие и для него важна работа по поддержанию этого предприятия. Может быть, он входит в какую-то общественную или политическую организацию и выполняет там некие функции. Он рассматривает себя как личность, которая имеет определенные обязательства перед теми или иными большими целостностями, в которые он входит. Это обязанности личностного плана. Вся жизнь личности состоит из такого рода обязанностей, которые она имеет перед теми или иными организациями, людьми и т. д. Она их выполняет или не выполняет. Но сейчас я бы хотел коснуться вопроса большего предназначения человека.

Есть ли у человека большее предназначение? Ведь человек это не только личность, а значительно больше. Личность - это лишь образы и представления, запрограммированные в уме. Если же человек выходит за пределы обычного ума, то, может быть, он сможет осознать что-то другое, какое-то такое свое предназначение, которое выходит за рамки обычного представления о том, что должен или что не должен делать человек в своей жизни. Но для этого надо самому почувствовать вкус неизвестного, Той Жизни. И тогда, возможно, он уже более осознанно будет двигаться к какой-то другой цели. К цели, не ограниченной представлениями о семье, экономических, политических организациях и т. д. Может быть, тогда он начинает понимать свое предназначение как Человека с большой буквы, не личности, а Человека. Именно целостное видение, которое он приобретает и которое позволит ему осознать ту задачу, с которой он пришел сюда.

Человека можно сравнить с музыкальным инструментом, например со скрипкой. Сама по себе скрипка, когда она лежит в футляре и ее никто не трогает, просто набор струн и дерева определенной формы. Но если ее берет в руки музыкант, причем хороший музыкант и начинает играть прекрасную вещь, например Бетховена, то скрипка оживает, она начинает звучать. Скрипка, которая была просто набором каких-то частей, теперь вдруг начинает звучать и потрясает музыкой. Можно ли отделить музыку от скрипки, или они становится чем-то единым: скрипка и музыка, которую она издает? Но когда кончается музыка и музыкант кладет скрипку в футляр, то она опять становится просто набором дерева и струн, хотя только что это было что-то потрясающее. Именно в тот момент это стало чем-то единым. Может ли произойти то же самое и с человеком?

Личность человека является набором привычек, черт характера, и в связи с этим она выполняет какие-то свои обязанности, имеет ответственность и т. д. Что за "мелодию" она исполняет? С каким инструментом ее можно сравнить? Какую мелодию может исполнить этот инструмент? Мелодию вины? Долга? Обиды? Возмущения? Ненависти, гнева, ревности? Вот какую мелодию исполняет ложная личность. Вот как вибрируют ее внутренние струны. Но может ли человек исполнять другую мелодию, не имеющую никакого отношения ни к ревности, ни к страху? Может ли этот инструмент стать таким, чтобы иметь возможность сыграть прекрасную симфонию Вечности, настоящей Любви, Мудрости? Мне представляется, что это является самым важным и самым главным. Это и есть выражение той страсти, которую имеют некоторые люди, пытающиеся выйти за пределы обусловленного ума. Это и есть страсть к тому, чтобы стать созвучным Великой Мелодии Вечности. Когда человек становится исполнителем, таким инструментом и его струны могут вибрировать в резонансе с этой Великой Мелодией, тогда он является одновременно инструментом и самой мелодией. А если таких людей несколько, то через одного выражается одно, через другого другое, через третьего еще что-то.

Чем отличается исполнение прекрасной вещи одним музыкантом от исполнения ее оркестром? Один скрипач выходит и играет. Это может быть великолепно. Но если эта музыка исполняется оркестром, где расписана партитура каждого музыканта, где все учтено для каждого инструмента, где есть не только скрипка, но и много других инструментов, дающих свои оттенки, вносящие что-то свое, тогда это становится чем-то совершенно другим. Хотя вроде бы та же мелодия, но это уже дутое потрясающее, великолепное созвучие.

Тот, кто Видит, кто понял свою задачу, чувствует ее, исполняет эту мелодию. Но представляете, как потрясающе, если этот человек не один, если их по крайней мере несколько, то это уже получается оркестр, исполняющий Ту Великую Мелодию. А если их не 5, не 6, не 10, а если их уже 1000, 2000, если таких людей становится все больше и больше, тогда эта мелодия все шире проникает сюда из тех сфер, и звучание ее становится слышным даже для тех, кто глух.

Именно так неизвестное проникает в эту сферу, где все уже известно, где все крутится по одним и тем же кругам. Может ли глухой услышать что-то? А если все глухие? Возникает ли вопрос о чем-то неизвестном, о чем-то другом? Но если среди них появляется кто-то, кто хочет слышать, и если таких людей становится больше и то, что они слышат, начинают исполнять, то это уже распространяется, оно уже есть в этом мире. И какие-то люди, которые, может быть, не слышали ничего, в какой-то момент начинают слышать что-то незнакомое, какая-то незнакомая мелодия, и они останавливаются и слушают ее. Это одна из возможных аналогий предназначения Человека. А вот другая.