Истории для понимания-2

Учитель, я пришел

Ученик сказал Лао-цзы:

- Я пришел, Учитель.

- Если ты говоришь, что пришел, - ответил Лао-цзы, - ты наверняка еще не пришел.

Ученик ждал еще несколько месяцев и однажды сказал:

- Вы были правы, Учитель, - теперь оно пришло.

Лао-цзы взглянул на него с величайшим участием и любовью и потрепал по голове:

- Теперь все в порядке, скажи, что произошло. Теперь я с удовольствием послушаю. Что случилось?

Ученик сказал:

- До того дня, как вы сказали: "Если ты говоришь, что пришел, то наверняка не пришел", я, прилагая усилия, старался, делал все, что мог. В день, когда вы сказали: "Если ты говоришь, что пришел, то наверняка не пришел", до меня дошло. Как "я" могу прийти? "Я" - это барьер, я должен уступить дорогу. Дао пришло, - сказал он. - Оно пришло лишь тогда, когда меня не стало.

- Расскажи остальным ситуацию, в которой это пришло, - попросил Лао-цзы.

И тот ответил:

- Я могу сказать только, что я не был хорошим, не был плохим, не был грешником, не был святым, не был, ни тем, ни этим, я не был кем бы то ни было, когда оно пришло. Я был лишь пассивностью, глубочайшей пассивностью, лишь дверью, отверстием. Я даже не звал: ведь зов шел бы с моей подписью. Я совершенно забыл о нем, я просто сидел и даже не стремился, не рвался, не горел. Меня не было, - и внезапно оно преисполнило меня.

Дух не ведает смущения

Ле Юйкоу показывал Бохуню-Несуществующему свое искусство стрельбы из лука: натянул тетеву, поставил на локоть кубок с водой, пустил стрелу, а потом, не дожидаясь, когда она долетит до цели, пустил и вторую, и третью. И все это время стоял не шелохнувшись, точно истукан.

- Это мастерство стрельбы при стрельбе, а не стрельба без стрельбы, - сказал Бохунь-Несуществующий. - А смог бы ты стрелять, если бы взошел со мной на скалу и встал на камень, нависший над пропастью в тысячу саженей?

Тут Несуществующий взошел на высокую скалу, встал на камень, нависший над пропастью в тысячу саженей, повернулся и отступил назад так, что ступни его ног до половины оказались над пропастью, а потом поманил к себе Ле Юйкоу. Тот же, обливаясь холодным потом, упал на землю и закрыл лицо руками.

- У высшего человека, - сказал Несуществующий, - дух не ведает смущения, даже если он воспаряет в голубое небо, опускается в мировую бездну или улетает к дальним пределам земли. А тебе сейчас хочется зажмуриться от страха. Искусство твое не многого стоит!

Не оставлять следов

Умирая, дзенский монах Бокудзю попросил своих учеников принести все его книги, все, что он написал, и все, что он сказал. Все это было сложено, но они не могли понять, что он собирается делать. А он начал сооружать из них костер.

Они начали кричать и визжать.

Бокудзю, видя такое, сказал:

- Я собираюсь уходить и не хочу оставлять за собой следов. Я не должен оставить ни одного отпечатка своих ног. Отныне тот, кто пожелает следовать за мной, должен будет следовать за собой. Тот, кто захочет понять меня, должен будет понять себя. Вот почему я уничтожаю все эти книги.

Замещение

Суфийского шейха спросили, почему он не принял руководство группой учеников, желавших перейти к нему от своего прежнего наставника.

Он сказал:

- Эта ситуация похожа на ситуацию из жизни растения или другого растущего существа. Поместить себя во главе чего-либо, находящегося в процессе умирания, означает принять участие в этом процессе. Отдельные части могут продолжать процветать, особенно если вложенная в них энергия была велика. Но само растение, неся в себе признаки смерти, будет переносить эту тенденцию на все, чтобы не соприкоснулось с ним как с целым.

Кто-то спросил его:

- Но какова ситуация в тех исторических примерах, когда реформаторы и другие деятели фактически принимали от других руководство деятельностью, и она продолжалась еще с большим размахом.

Он ответил:

- Это относилось не к школам обучения, а к мирской деятельности, которая имела реальный смысл только в воображении поверхностных людей и тех, кто видит внешнюю сторону.

Смерть через сорок дней

Один человек пришел к врачу и сказал, что его жена не рожает ему детей.

Врач осмотрел женщину, пощупал ее пульс и сказал:

- Я не могу лечить от бесплодия, потому что я обнаружил, что по некоторым причинам вы умрете через сорок дней. Услышав это, женщина так разволновалась, что в оставшиеся дни не могла ни есть, ни пить, ни спать. Но в назначенный срок она не умерла, и поэтому муж пошел выяснять отношения с врачом, как он это объяснит. А врач сказал:

- Да, конечно, я знал это! Но теперь она может иметь детей.

Муж попросил объяснить ему подробно. На что врач сказал:

- Ваша жена была очень толста, и бесплодие ее было связано с этим. И я понял, что есть только одна вещь, которая сможет оторвать ее от еды - это страх смерти. Теперь рожайте на здоровье.