Мужчина, который разрешил себе чувствовать

— Я хочу пример из своей жизни рассказать. У меня два сына. Когда младшему было года три, я ему говорил: «Ты должен. Ты мужчина». В какой-то момент мне пришло в голову, что я был не прав. Мне было сложно проявлять себя добрым, мягким. Я как бы сам себе отказывал в этом. Однажды я просто обнял его, и увидел, что он действительно открылся. Для меня это было очень удивительно, потому что умом я всё иначе представлял. Я считал, что он должен быть твердым, мужественным. Когда я сделал такое действие, то увидел, что он меня стал воспринимать иначе. Трудно было его обнять, но когда я это сделал, то увидел, что в наши отношения вошло тепло.

— Это действие не было результатом вашего обдумывания. Оно произошло из вашего импульса, идущего от сердца. Этот импульс идет от ясного видения. А видение, как я уже говорил, есть прямое действие. Вот и ответ на ваш вопрос.

— Еще один пример могу привести. Со старшим ситуация была примерно такая же и примерно в то же время. Я считал, что мальчик должен мыть посуду, убирать постель, то есть всё должен. У нас были затяжные конфликты. Жена уехала. Я как-то пришел и подумал: «А какая мне разница: помыл он за собой или не помыл?» Я сам всё помыл, приготовил и отпустил свое недовольство полностью. Я даже не ждал от него никакой благодарности. И вдруг всё переменилось. Он всё стал делать. Мы с ним заговорили, а ведь до этого не разговаривали.

— Совершенно верно. Нужно отпустить всё привычное. Потому что, когда ваш ум задает вопрос «что делать?», то он хочет и способен понять только то, что является для него привычным, уже известным. Он хочет сделать опять то, что всегда делал. Но ты никогда не получишь ничего нового, продолжая делать то, что уже знаешь и делал. Любое новое делание будет не таким, каким ты его сейчас можешь себе представить.

Новое делание будет результатом прямого видения сердца. Тогда вопрос о том, что же делать, не нужен, потому что видение сердца мгновенно становиться тем самым истинным действием, идущим от любви. Исчезает посредник, то есть эго или обусловленный ум. Но чтобы он действительно исчез, нужно полностью принять всё то, что есть. Я видел много людей, которые говорят подобные слова, при этом дальше слов не идут.

— Да. Действие необходимо. Можно много говорить, но ничего не делать. Я в себе такое постоянно замечаю. За словами должно идти действие. Скажем, взять и мыть посуду каждый день за всеми, при этом, не считая, что другие должны тебе за это что-то.

— Делать то, что ты не привык делать и ничего не требовать. А ведь некоторые могут сказать: «Ну, хорошо. Я буду делать то, что раньше не делал. А вы гарантируете, что я получу в результате просветление». Лично я вам ничего не гарантирую. Ты будешь делать это столько, сколько нужно. А понимание придет тогда, когда оно придет. Но само непривычное действие создает некую дополнительную возможность того, чтобы озарение произошло. Потому что, если ты не делаешь этого, то повторяешь то, что привык делать, то есть западаешь на одну сторону. Теперь надо освоить вторую сторону. Если ты, например, с женой жил из чувства долга, то для того, чтобы теперь узнать вторую сторону, надо плюнуть на этот долг. Только так можно узнать другую сторону двойственности, в ловушку которой попало ваше сознание.

— Я иногда это делаю. Я говорю дочери: «Я не приеду». А с другой стороны, я знаю и другой прием. Иногда она меня просит, а мне трудно, неудобно, но я себе говорю: «Я поеду, надо помочь». И как только я внутренне соглашаюсь и принимаю это, то она мне звонит и говорит: «Не надо приезжать». Вот так меня постоянно проверяют. Как только я внутренне соглашаюсь, мне сразу говорят, что не надо это делать. Это не только с дочерью происходит, но и в других делах тоже. У меня и с мужем такая же история. Когда свекровь была еще жива, то они меня вдвоем с мужем постоянно учили тому, что должна, по их убеждениям, делать жена. Свекровь была очень властная и жесткая женщина. Я внешне уступала им. Потом свекровь умерла. И я поняла, что пора мужа встряхнуть, чтобы и он тоже начал делать что-то. Я стала настаивать на том, чтобы он хотя бы раз в неделю ходил за продуктами, ведь мне тяжело, я слабая женщина. Это должна быть его обязанность. Мне казалось, что это справедливо, потому что я слабая, а он сильный. А он стал от меня уходить в болезнь. Я это заметила. Причем, в тот день, когда он играет в теннис, в субботу, например, он здоров. Вечером в субботу же он уже плохо себя чувствует, устал от тенниса. А в воскресенье он уже лежит и говорит, что ему совсем плохо. Мне просто неудобно было ему сказать: «Что ты притворяешься?» Какое-то время мы так существовали. Я внутренне возмущалась, но внешне старалась себя сдерживать. Иногда он не идет в магазин, и я не иду. Шла такая позиционная борьба. А потом я сказала себе: «Ну ладно, всё. В конце концов, почему он мне это должен, я ведь тоже могу кое-что принести». И отпустила свои требования к нему. И теперь этой проблемы вообще нет. Если он действительно плохо себя чувствует, то я иду без разговоров и внутри совершенно спокойна. Но в остальное время он всегда всё делает сам. Этот вопрос мы решили.

— Жизнь помогает нам узнать самого себя. Она отражает нас через других людей. То, что происходит с тобой, — это и есть ты. Изменения внешней обстановки показывают изменения внутри тебя. Разделение внешнего и внутреннего характерно именно для восприятия обусловленного ума. Поэтому, когда я, например, вдруг вижу какое-то объявление на улице, которое отвечает мне на мой вопрос, то удивляюсь, откуда же пришло это прозрение. Так это и есть я сам, написавший себе данное послание.

— У меня был удивительный случай. Я еду в метро на работу, и напротив сидит мужчина. Я его не вижу, потому что он держит развернутую газету. В газете написано: «А не забыли ли вы выключить газ?» Я думаю: «А не забыла ли я выключить газ?» И чувствую, что забыла. Приезжаю на работу, звоню соседям и прошу их сходить в мою квартиру. Они открывают квартиру и видят, что газ не выключен. Моя знакомая говорит: «Я никогда в жизни не видела в газете такого объявления. Чего только не бывает». Я до сих пор так и не понимаю, что же это на самом деле было.

— Всё это очень трудно представить и понять, если мы употребляем привычные представления, идущие из обусловленного ума. Для него это является чудом. На самом деле, жизнь и есть чудо. Каждое мгновение — чудо. Но только не в представлениях ограниченного ума. Ведь чудо не входит в его представления о нормальной жизни. При этом люди хотят увидеть чудо. Но для этого надо стать другим, способным видеть скрытое в форме содержание. Истинное чудо внутри самого себя. Именно внутреннее прозрение приводит к тому, что ты начинаешь видеть чудесное в обыденном. А главное, что нам предстоит узнать о себе, так это то, что все мы люди есть одно целое сознание, состоящее из множества индивидуальных сознаний. Мы все едины.

— У меня был случай в застойные времена. Денег было совсем мало. Стоял я в очереди за курицей гриль. Стою, считаю деньги, хватит ли. И вдруг подходит бомж. Влез без очереди, высыпал горсть монет и взял целую курицу. Я стою и думаю: вот я инженер, работаю и не могу себе позволить съесть целую курицу, а он может и еще без очереди. Это было на Арбате. Я отстоял очередь, взял себе ножку, вышел. Он стоит. Я встал возле него и начал разговаривать. Он мне рассказал всю свою жизнь, а я так проникся, понял его, принял, и у меня уже не было никаких проблем с тем, что он без очереди и тому подобное. Вот что с нами происходит, когда мы избавляемся от разделенности.

— Да. Именно иллюзия отделенности мешает увидеть чудо жизни. На самом деле мы не отделены друг от друга, но физическое зрение воспринимает всё именно так. Да, на физическом уровне есть разделение. Но на высших уровнях нашего сознания его нет.

— Мне кажется, что самое страшное это то, что в семье, среди родственников, разделенность самая большая.