Какие методы применяются в Школе Холистической психологии?

— Вы что-то замечаете в человеке и начинаете усиливать это, пока оно не взорвется.

— Чем больше вы можете сказать о том, как я работаю, тем лучше поймете, что можете получить. Я использую множество методов, но способны вы их увидеть? Способность увидеть их связана с тем, насколько свободен ваш ум. Этот мой вопрос — тоже способ обучения.

— Мне кажется, что здесь идет какая-то психическая атака на обусловленный ум, на характерные черты ложной личности, чтобы их спровоцировать и высветить.

— А что я провоцирую конкретно у вас?

— Желание показаться значимым, важным, понимающим.

— А еще я провоцирую желание вашего обусловленного ума знать методы. Многие говорят мне: «Я не понимаю, что вы делаете. Я пойму тогда, когда вы расскажите, какие у вас методы». Теперь я вам возвращаю ваш вопрос. Я говорю: «Я применяю очень много методов, но расскажите, что это за методы, сами». Тогда вы, может быть, перестанете волноваться по данному поводу. Я среагировал на волнение вашего обусловленного ума, его желание узнать методы. Обусловленный ум успокоится только в том случае, когда он найдет те методы, которые, как ему кажется, нужны.

Ваш ум озабочен тем, чтобы понять, какие же методы я применяю. Поэтому я дал возможность вам выговориться, теперь, возможно, ваш ум успокоился по поводу методов, которые я применял. Обусловленный ум не может уловить то, что я делаю. Вы называете это каким-то словом, а я говорю: «Хорошо. Давайте посмотрим, что это такое». Но делаю это только для того, чтобы ваш ум успокоился по этому поводу.

Чем отличается искусство от ремесленничества? Ремесленничество, даже самого высокого уровня, — это определенная технология. Да, она может работать, но только в каких-то заданных ситуациях. Искусство отличается от ремесла тем, что оно никогда не повторяется. Если ты пытаешься сделать из него некую технологию, то оно тут же исчезает.

Это всё равно, что любить. Я могу любить, а могу объяснять, как я люблю. Но тогда я перестаю любить. При этом могу стать очень известным специалистом по технологии любви. Художника может понять только художник. Бога может узнать только тот, кто его уже знает. Истинного себя может узнать только тот, кто уже себя знает. Я отношусь к вам, как к людям, которые знают себя, но просто забыли об этом. Я помогаю вам вспомнить то, что вы уже знаете.

— Уму приятно попасть на свою территорию и говорить о технологии.

— Правильно, поэтому я апеллирую не к уму, а к вашей сущности. Если бы ее не было, вас бы здесь не было тоже.

— На самом деле, если уж говорить об искусстве, есть люди, которым нравится говорить о грунтах, о холстах, о кистях. Им даже неважно, что там дальше. Так и здесь. Мы можем говорить о технике, а можем говорить об искусстве.

— Я пытаюсь установить ваше взаимодействие на уровне наших сущностей. При этом мне приходится часто отвлекаться на постоянное недоумение и непонимание обусловленных умов и ложных личностей.

— Тогда мы можем просто молчать, и всё.

— Если вы можете, то да. Но позволит ли вам ваш обусловленный ум?

— Вряд ли.

— Поэтому я и занимаюсь соблазнением вашего ума, дабы он не сделал так, чтобы вы ушли, так ничего и не поняв. Но на самом деле общение у нас идет совершенно на другом уровне. На уровне Душ, сущностей. Но для того, чтобы удержать тело с обусловленным умом, приходится его соблазнять «хитрыми» разговорами.