Чем обусловлены ваши поза, жизнь и судьба?

— А какая двойственность характерна для вас? Вы осознаете? Обычно вы соответствуете и рекомендуете другим, что и как надо или не надо им делать. Увидьте, с какой двойственностью вы обычно включаетесь в разговор. Сейчас я указываю вам на вашу двойственность. До тех пор, пока вы ее не осознаете, она будет постоянно проявляться в ваших словах и поступках. Сейчас я просто вам указываю на то, с какой двойственностью вы вошли в наш разговор. Именно за нее вы обычно цепляетесь и, таким образом, всегда ею обусловлены в своем общении.

Вы вносите эту двойственность в разговор, а также сами притягиваетесь к тем разговорам, где она уже присутствует. Если вас, например, волнуют вопросы: кто виноват, кто кого обидел, то вы будете привлекаться к тем группам людей, которые обсуждают происходящее именно с такой точки зрения. Двойственности, содержащиеся в поверхностном уме человека, приводят его туда, где есть пища для их поддержания, то есть соответствующие им проблемы. Все поступки и судьба человека, находящегося в двойственном, разделенном состоянии ума, обусловлены именно находящимися в нем двойственностями.

Он движется согласно тому, как они себя ведут. Он их не осознает и полностью вовлекается в процесс, в котором задействованы данные двойственности. Единственный способ не быть под их влиянием — это осознать их в себе, увидеть. Именно с этой целью я вам и предлагаю высказываться сейчас о себе и других.

— Я скажу сразу двум женщинам: Елене и Ирине об их позах. У Лены поза такая, словно она старается защититься: держится за стул, какое-то напряжение в плечах. Такое ощущение, что для нее это привычно. Ирина расслаблена, но у нее рука часто лежит на одном месте, то есть это тоже автоматическое действие. Я не знаю, с чем оно связано.

— Просто руки некуда девать, а я стараюсь их не скрещивать.

— Почему руки некуда девать. Например, их можно закинуть за голову.

— Так будет неудобно сидеть, а если их не скрещивать, то больше их особенно некуда положить.

— А почему вы стараетесь их не скрещивать?

— Считается, что скрещивание — защитная поза.

— Посмотрите, как механистичность проявляется в позах. Ум контролирует всё.

— А я сознательно не скрещиваю руки и ноги, поэтому руки некуда деть. Если их не скрещивать, то они только сюда ложатся.

— Как вы всё прекрасно объяснили. Смотрите, что вы делаете. Вы объясняете. Есть объяснение привычки, но нет ее осознания.

— По-моему, для того, чтобы увидеть характерную для другого человека двойственность, надо его хорошо знать.

— Надо просто быть очень внимательным к другому человеку. Настройте свое восприятие так, чтобы увидеть в других хотя бы одну двойственность. Тогда вы сможете увидеть ее и в себе. Давайте тренироваться.

— Я заметила, что Андрей сидит всё время мрачный, загадочный. Производит впечатление очень серьезного и умного, углубленного в беседу человека, который всё слушает. Я не знаю, что это: механистичность или нет?

— Хорошо. Продолжайте. Увидьте двойственность. Вы увидели пока только одну ее сторону. Вы видите в нем другую сторону? Если в человеке сильно проявлена какая-то одна сторона, то в скрытом, непроявленном виде обязательно присутствует и противоположная.

— А что это за скрытая сторона у Андрея? Веселый, оживленный, расслабленный?

— А вы поговорите как два человека, которые хотят разобраться в своих двойственностях. Получится у вас этот разговор или нет? Пожалуйста, говорите друг с другом и наблюдайте.

Есть привычные способы разговора. Один человек указывает другому: «Смотри, как ты себя ведешь!» Что обычно делает человек, которому так говорят? Он начинает объяснять свое поведение. При этом еще больше закрывает ту сторону, которую не хочет показывать, то есть пытается скрыть ту вторую часть двойственности, которая у него в потенциале.

Удастся ли вам поговорить так, чтобы вы смогли вскрыть свои непроявленные стороны? Друг у друга? Ведь вы неслучайно обращаете внимание на некую двойственность в другом человеке. Она присутствует и у вас. Это разговор, в котором вы можете отражать друг другу обе стороны присущей вам обоим двойственности. Попробуйте. Осознавайте, как он сидит, что напряжено? Какой взгляд, лицо? Он пытается сейчас скрыть что-то. Фиксируйте, смотрите, отмечайте.

— У него лоб напряжен.

— Обязательно нужно, чтобы я отвечал на это?

— А почему ей нужно, чтобы вы обязательно что-то говорили в ответ на ее слова?

— Я не знаю, что тогда говорить. Я это заметила.

— А теперь можно перейти на самого себя: «Что я испытала, когда говорила? Почему начала смеяться?»

— Не знаю, наверное, от его удивленного вида.

— Это объяснение. Нет осознания. Во всем вашем разговоре нет осознания, никто из вас не сделал этого. Хотя вы оба можете это сделать, но никто из вас даже не попытался. Вы всё время защищаетесь.

— Я тоже сейчас за собой замечаю, что я серьезна, даже иногда делаю вид, что я серьезнее, чем на самом деле. У меня тоже манера сидеть с серьезным видом.

— Что вы скрываете за этой манерой?

— Неудобство какое-то. Я считаю, что в данной обстановке нужно себя правильно вести, не нужно смеяться, иначе можно обидеть кого-то. Меня не так поймут и что-то не получится.

— Что самое плохое с вами может случиться?

— Наверное, какая-то потеря.