Что такое свобода мышления?

— Вы сейчас хорошо сказали о «ян», о логике, об «инь» вы сказали только то, что есть легкость мышления, и всё. А что это такое?

— Я знаю, что у меня это есть.

— Что такое свобода мышления?

— Это гибкость.

— А за счет чего такая гибкость возникает? Как вы можете ее описать?

— Неприверженность к стереотипам. Свобода от стереотипов.

— Нет цепляния за идею.

— Я себе это так представляю: есть некое здание логики, в котором есть этажи, то есть структура. Когда мы общаемся, то находимся только на одном этаже. У вас же есть лифт, и вы можете подняться в любой момент на любой из этих этажей. Есть учителя, которые способны говорить просто о сложном. Есть очень умные люди, ученые, которые не умеют говорить просто. У вас есть способность жить естественно в любой логической структуре.

— А что дает мне возможность легко выходить из тех концепций, которые я использую? Я все-таки говорю логически, как вы сказали, то есть когда требуется, я создаю некую концепцию для того, чтобы пояснить что-то, но потом легко выхожу из нее. Что это за свойство?

— Отстраненная позиция наблюдателя. Вы воспринимаете всю структуру целостно, поэтому в любую из ее точек можете попасть практически мгновенно.

— Можно сказать, что я понимаю относительность любой концепции. Я ею пользуюсь, но также легко из нее выскакиваю. Если бы мой ум был привязан к концепциям, то мог бы я из них выходить столь быстро? Гибкость мышления возникает при понимании относительности любой идеи, которую ты высказываешь в словах. Ты ее высказываешь только для того, чтобы сделать что-то, что ты сейчас хочешь сделать. Но если это уже сделано, то она отбрасывается или заменяется другой, более соответствующей данному моменту.

— Говоришь «да» и тут же подразумеваешь «нет»?

— Очень непросто, используя язык, созданный двойственным, разделяющим умом, показать нечто целостно. Когда говоришь что-то, высказываешь некие суждения и концепции, но каждая из них является ограниченной, она показывает только одну сторону медали. Поэтому надо одновременно показать и другую сторону того, о чём говоришь. Но тогда нет той самой линейной логики, которую так ценит мужской, логический ум, когда, например, правда четко отделяется от неправды.

Если я рассказываю концептуально о том, что есть правда, то есть об одной стороне рассматриваемого явления, я уже начинаю лгать. Если я говорю полуправду, я лгу. Нужно показать и другую сторону, а так как обычно я отвечаю на запрос какого-то определенного человека, то показываю ему ту сторону его проблемы, которую он в данный момент не видит. Затем я показываю ему две стороны его проблемы одновременно.

Философствование или построение каких-то концепций ради них самих меня не интересует. То, что я делаю, направлено на расширение сознания и целостного видения человека. Своими словами я усиливаю видение той стороны, которую человек в данный момент не видит, тем самым уравновешиваю его ум.

Что такое проблема? Любая проблема — это западание на одну из сторон двойственности, создающей данную проблему. Таким образом, если человек увидит обе стороны проблемы, то она сразу исчезает. Увидеть проблему в целостности — значит увидеть, что ее на самом деле нет.

— А можете вы сейчас назвать главную проблему каждого из здесь присутствующих?

— Я не буду их называть, я хочу, чтобы вы их осознали сами. Я на них указываю, но осознавать их надо самим. Грош цена такому подарку, если я вам преподнесу вашу проблему на блюдечке, рассказав о ней. Вы ее должны осознать сами. Если вы ее осознаете, то тогда она исчезнет. Иначе вы используете мои слова для ее укрепления. Ум очень хитрый, понимая это, я создаю некие возможности для того, чтобы вы сами осознали свою собственную проблему. Если я буду просто о них рассказывать, то они только укрепятся. Я их не поддерживаю, а только на них указываю. Понятно ли то, что я сейчас сказал?