Ваши проблемы определяют то, что вы видите

— Сейчас я вижу, что собирался говорить так же, как Ирина. Я уже приготовился защищать себя. Поэтому я так и начну. Я шел сюда, прочитав две книги Александра Александровича. Там были вещи, с которыми я согласен, которые меня беспокоят, но знаю, что написать можно всё, что угодно. Я себя защитил, сказав, что неважно, просветленный человек писал это или непросветленный, будет среда, в которой вольно или невольно будет что-то происходить. С этой мыслью я и пришел, поэтому не старался составить какой-то образ на тему: подходит мне этот человек или не подходит. Просто я смотрел, работает то, о чём он говорит, или не работает, и увидел, что буквально с первых минут какие-то вещи начали работать. Даже если бы я сам себе сказал, что этот человек полный дурак, но раз это работает, это мне подходит. Поэтому оценку вам я не давал, но в результате нескольких занятий почувствовал ту легкость, с которой вы можете входить и выходить из любой мысли и темы. Своего рода дельфин, который купается, ныряет, выныривает, меняет направление, и это мне импонирует. Потому что, когда всё выстроено логично, это не свобода. Я видел людей, которые могли говорить достаточно грамотно, связно, убедительно. Но у них не было такой свободы. На первом плане для меня стоит ваша степень свободы. Как правило, когда я общаюсь с человеком, мне небезразлично, понравлюсь я ему или нет. Хочется понравиться, и поэтому волей неволей подстраиваешься, говоришь какие-то вещи, хотя иногда понимаешь, что мнения не совпадают. У вас есть свобода, которая вам позволяет не подстраиваться, и это замечательно.

— На что было обращено внимание? Кто может сейчас прокомментировать выступление Андрея?

— Он сразу статус свой установил. Он шел, прочитав две книжки.

— На что вы сейчас прореагировали? На то, что он прочитал две книжки. Вы связали это с установлением статуса. Вспомним, что, говоря о других, мы на самом деле говорим всегда только про себя. Итак, вас волнует статус? Вы это видите в себе? Обращали ли вы внимание на то, что часто говорите об этом. В частности, сегодня вы говорили о том, что тут есть люди, которые ходили на курсы, а вы не ходили ни на какие курсы. Человек говорит о том, что у него болит, при этом, как правило, относя, проецируя это на других. На что вы еще обратили внимание? Кто на что среагировал?

— Я среагировала на слова о том, что приходит он сюда, потому что это ему интересно и полезно.

— Смотрите, вот ваша любимая проблема «полезно — неполезно». Мы говорим о том, что здесь каждый для каждого будет зеркалом. Я стал зеркалом для вас, чтобы вы, говоря обо мне, могли увидеть себя. Но вы можете увидеть себя в любом человеке. Видение себя начинается с осознания своих проблем. Итак, одна из тенденций вашего ума, то есть проблема, заключается в постоянной оценке с позиции полезности. Мы реагируем на то, что считаем для себя проблемой, а проблемами мы считаем то, что для нас важно. На что еще вы обратили внимание?

— Я заметила, что вы необычно входите в разговор и выходите из него. Вы ведете себя необычно. Вы очень легко лавируете, ведя беседу. Как вам это удается?

— Теперь верните этот вопрос себе. Если вы осознаёте свой вопрос, то сами получите ответ. Я для этого не нужен. Вы уже знаете всё сами. Попробуйте осознать свой вопрос до того, как произнесете его. Для этого надо быть осознающим, наблюдающим за собой всегда, а не только эпизодически. Именно этому я и стараюсь научить вас. Осознавать мысли, появляющиеся в вашем уме непосредственно в момент их появления, для многих из вас пока сложно. Поэтому я предлагаю вам проговаривать их. Произнося их вслух, вы получаете возможность слышать и осознавать собственные мысли.

Если вы начинаете слушать то, что сами говорите, то знакомитесь со своими мыслями. Мы придем к тому, что вы будете их осознавать непосредственно в уме. Тогда вам уже не нужно будет говорить для того, чтобы осознавать свои мысли. Вы будете осознавать их сразу и непосредственно внутри самого себя. Но к этому еще надо подойти. Для начала надо разрешить себе быть искренним. Обычно люди разрешают себе говорить только то, что принято, привычно и соответствует обстановке. Поэтому горловой центр у большинства сильно заблокирован. Если мы разблокируем его, то вы сможете говорить искренне. Именно для этого я и прошу вас высказываться и осознавать то, что вы говорите.

— Наверное, надо себе объяснить, что безопасно быть искренним. Ведь мы считаем, что это опасно. Если бы я, например, сказал, что вы козел, то многие почувствовали бы себя легче, искренности стало бы больше.

— Но ведь вы уже это сказали. Кто почувствовал себя легче?

— Я почувствовала.

— Мне кажется, что есть как бы две формы искренности: перед собой и перед другими.

— Нельзя быть искренним перед самим собой и при этом неискренним перед другими. Нельзя быть искренним перед другими, не будучи искренним перед самим собой. Прежде всего, искренность перед самим собой.

— Говорят, Восток дело тонкое. Почему? Потому что нет искренности. Японец тысячу раз поклонится, много хороших слов скажет, а сделает всё иначе.

— У них совершенно иной стиль жизни. Например, в Китае политик не стремится к определенности и четкости своих заявлений, он ведет себя очень неопределенно. Восток отличается от Запада. Запад — это логика. Логика — это определенность ума, и на Западе ценится именно это. Ценится тот политик, который четко говорит и соответствует тому, что говорит, хотя на самом деле он может врать себе и другим. Но, тем не менее, он пытается это делать, потому что от этого зависит его политический престиж.

В Китае совершенно по-другому, там политик пребывает в состоянии неопределенности. Это не логика, это интуиция. Западный человек не может понять восточного до тех пор, пока не разовьет в себе интуитивную, женскую сторону. В человеке должны совместиться мужчина и женщина, неважно, в каком вы теле: мужском или женском. В каждом из нас содержится и то и другое, то есть правая сторона и левая.

— Тогда получается, что наша искренность половинчатая?

— Да. Это может быть искренность только мужчины или искренность только женщины. То и другое неполноценно. Только при соединении внутренних мужчины и женщины человек становится целостным.

— Когда Ирина говорила, я больше мужчину чувствовал.

— Да, мне ближе логика. Ее я понимаю. Я знаю в себе мужскую логику. Я ее люблю. Хотя мне кажется, что я вкладывала в логику эмоции.

— Логические построения могут высказываться очень эмоционально. При этом есть логика ума и есть логика чувств, есть логика мужская и женская, есть рациональное и иррациональное. Сила женщины, настоящей женщины, в иррациональности. Мужчина ее не может понять. Кажется, что он управляет ситуацией, а на самом деле управляет она.

— Когда я слушала голос Володи, заметила, что у него прерывалось дыхание, это указывает на то, что он волновался.

— Давайте не интерпретировать. Старайтесь обращать внимание только на факты. Обычно в том, о чём говорят люди, факты занимают 1 процент, а 99 процентов — их интерпретация. А что вы можете сказать о том, логичен я или не логичен, рационален или иррационален?

— Вы, безусловно, логичны и рациональны в одной своей части. С одной стороны, есть логика и рациональность, а с другой стороны, есть свобода мышления. Присутствуют две стороны. Одну я четко сформулировала, а другую мне сформулировать труднее. Я думаю, что это и есть «инь» и «ян».