Ясновидение — способность отличать настоящее от фальшивого

— А может быть, наоборот, удаляет? Как вы думаете, что я сейчас делаю, подвергая сомнению ваши слова, с которыми многие соглашаются? Я пытаюсь подвести к видению истинного в самом себе. А истинное — это видение ложного как ложного. Попробуйте сейчас услышать то, что я сказал. Ясное видение — это видение ложного как ложного. Видение иллюзии как иллюзии.

Если вы видите ложное как ложное, вы находитесь в состоянии ясновидения. В тот момент, когда вы увидели ложное как ложное, вы были в моменте истины. Когда вы увидели, что то, что считали любовью, было ложью, вы находились в состоянии истинной любви.

Об истинном ничего сказать невозможно, потому что оно вне слов. Но мы можем говорить о том, что является в нас ложным. Только об этом и стоит говорить. Не верьте тем, кто говорит о том, что могут рассказать об истине, мудрости, любви. Они врут. В словах нельзя передать это. Но тогда о чём говорить, и что вообще мы тут делаем? Разбираемся с тем, что считали истинным, хотя на самом деле оно является ложным. До тех пор, пока мы будем считать ложные истины, мы ничего не поймем. Мы даже не будем желать иметь истинное, потому что считаем, что оно у нас уже есть. «Ты говоришь о необусловленной любви. Я знаю, что это. Мне бы только побольше ее». «Ты говоришь об осознании, так я знаю, что это такое, мне бы только побольше его».

Я же говорю, что всё, что вы знаете об этом, ложно. Именно эта ложь, которую мы принимаем за истину, мешает нам увидеть и узнать истину. Здесь и сейчас мы обсуждаем фальшивые вещи. Ту фальшь в нас, которую мы считали истиной и правдой. Видение лжи в себе как лжи есть приближение к истине. Нам не надо искать Бога, потому что он и есть мы. Но мы пока видим только ложь и иллюзию, ведь наш аппарат восприятия настроен на нее. Видеть ясно нам мешает поверхностный ум, который говорит, что он всё уже знает. Поэтому сейчас мы занимаемся работой не по приобретению чего-либо сверхъестественного. Его приобретать не нужно, оно уже есть. Требуется убрать только то, что мешает видеть то, что есть.

— Похоже на работу скульптора, который, реализуя свой замысел в камне, отсекает всё ненужное.

— Да, ее можно сравнить с работой скульптора или, например, настройщика. Настройщик — это человек, который настраивает музыкальные инструменты. Вот прекрасное пианино, на котором никто давно не играет. Почему? Потому что оно расстроено и не было того, кто смог бы его правильно настроить. Приходит настройщик, который умеет это делать, и настраивает его. Пианино становится великолепным инструментом. Всё, что надо было сделать, — это настроить его. Мы занимаемся настройкой своего собственного аппарата восприятия. Сейчас он настроен на восприятие лжи, фальши, иллюзий, но в результате верной настройки он может видеть реальность, правду, любовь.

Большинство людей не осознаёт того, что происходит в их внутреннем мире. Я сейчас говорю не очень приятную вещь. Я вам говорю: вы не осознаёте самого себя. Если вы сейчас это услышите, то увидите, что реально происходит. Для того чтобы пройти туда, куда мы хотим пройти, нам нужно от чего-то оттолкнуться. Оттолкнуться можно только от того, что есть на самом деле, от самого себя такого, каким вы являетесь в настоящий момент. Если вы пытаетесь опереться на ложные представления о самом себе, то вам не удастся сделать первый шаг.

Здесь мы видим друг друга, как в зеркале, и делимся этим видением не искажая. Это самая важная информация для каждого из нас. Сейчас вам нужно увидеть, что же вы представляете собой в настоящий момент. Что происходило с вами в течение последних пяти минут?

— У меня что-то в глаз попало. Я закрыла глаза, затем открыла, потом подумала о том, что в глаз что-то попало неприятное. После отвлеклась на какую-то постороннюю мысль о делах сегодняшнего дня. Потом думаю: «Надо же, а глаза ничего не чувствуют, интересно, я сначала чувствую, что в глазу что-то есть, а потом начинаю ощущать неприятность, или я сначала думаю, что в глазу у меня что-то есть, а потом начинаю чувствовать, как это неприятно. Потом я начала опять о чём-то думать и почувствовала, что у меня нога затекла, и решила, что так и буду сидеть. Когда вы выключили свет, я подумала: либо я сейчас буду о чем-то думать, либо просто засну. Всё остальное время я то начинала засыпать, то думала о каких-то событиях. Когда я пыталась не обращать внимания на окружающих и уйти в себя, то погружалась в сон.

— Смотрите, в каком состоянии, вы находились, когда я говорил вообще-то важные для вас вещи. Можете ли вы услышать и понять то, о чем говорилось, в таком состоянии вашего ума? Вы находились в неких представлениях, образах, порождаемых вашим умом. Вы видите это? Вы видите это хотя бы в другом человеке? Вы не находились в реальности, вас не было здесь. Для того, чтобы вернуть человека в настоящий момент, ему нужно по ноге врезать, ему надо, чтобы бревно в глаз попало. Нужен сильный физический дискомфорт. Только тогда он возвращается к ощущению происходящего здесь и сейчас. Всё остальное время он пребывает где угодно, но только не там, где находится его тело. Это сон наяву.

Вы беспокоитесь о том, что будет завтра. Но ведь завтра будет завтра, а сейчас — это сейчас. Но ваш ум не хочет находиться в настоящем моменте. Он то в прошлом, то в будущем. Перетаскивая прошлое в будущее, он тащит за собой все свои проблемы. Он всё время думает о них. Тем самым поддерживает и укрепляет их. Обусловленный ум — это механизм, который воспроизводит только то, что в нем есть, то есть старое и привычное. Посмотрите, как сильно включен каждый из вас в привычный для вас сон наяву. А те проблески настоящего, которые возникают, вы не считаете чем-то важным. Соринка в глаз попала, ее надо убрать. Это же неинтересно. Интересно думать о том, почему она попала, зачем, и что это значит.

— Получается, что реальность очень скучная вещь?

— Получается, что вы не знаете реальности вообще. Как вы можете говорить о ней, если не знаете ее? Ваш обусловленный ум в ней практически не находится.

— Я вообще не понимаю, существует она или нет.

— Как вы можете понять? Реальность не увидеть с помощью постоянно рефлектирующего и все оценивающего ума. Реальность — это то, что вне его ограничений.

— Я не знаю, что вы вкладываете в это слово.

— Чем вы сейчас слушаете меня? Вы же слушаете меня этим самым поверхностным умом.

— Другого пока нет.

— Есть у вас другое, если бы у вас другого не было, вы бы вообще сюда не пришли.

— Я уже зарекалась вообще куда-либо ходить.

— Правильно. Ведь вы пресытились, потребляя одно и то же. Ваш багаж накопленных представлений и определений не работает. Но вы продолжаете его накапливать. Именно он и не позволяет вам прикоснуться к Реальности. Реальность — это то, что происходит сейчас прямо здесь.

— А что сейчас происходит?

— Сейчас я говорю, но вы же не слышите то, что я говорю. Вы думаете по поводу того, что я говорю. Не надо думать по поводу того, что я говорю. Я не говорю ничего такого, о чём нужно думать. Я говорю и, если вы действительно слушаете, оно входит в вас и всё, что вам нужно, будет понято. Но для этого нужно просто слушать. Умеете ли вы слушать, не думая?

— Я была в консерватории и слушала музыку. Меня всё время что-то отвлекало, так я прослушала весь концерт.

— Прослушали в том смысле, что ничего не слышали?