Знаете ли вы свою машину «тело-ум»?

— Смотрите, как ваш ум подменяет возможность просто наблюдать за ощущениями тела объяснениями и определениями. Из ваших слов можно увидеть то, как развиты ваши психические центры: какие являются превалирующими, какие из них осознаются лучше. Это очень важно, потому что гармоничное состояние целостного видения возможно только в том случае, если каждая психическая функция развита и взаимодействие между ними происходит правильное.

Сейчас мы изучаем с помощью самонаблюдения, как функционирует наше тело-ум. Оно представляет собой сложное устройство. Тело-ум — это машина, которой вы должны научиться хорошо управлять. Поэтому вам надо знать ее устройство. Каждый из нас использует тело-ум для того, чтобы находиться в физическом мире. Важно, чтобы между вами и используемой вами машиной тело-ум существовала хорошая связь, обеспечивающая возможности четкого и полного управления. Если такая связь искажается обусловленностями ума, то правильное управление очень затруднено, либо вообще невозможно. Поэтому самое важное, что мы можем сделать, это согласовать и наладить нашу машину тело-ум, чтобы иметь возможность реализовать себя в физической Вселенной.

Итак, как мы видим, в теле-уме существуют, по крайней мере, три психические сферы. Какая из них осознается вами? Какие пока не осознаются или плохо осознаются? Еще есть органы восприятия, с помощью которых тело-ум получает информацию из физического мира. Я сейчас говорю о физических органах: зрении, слухе, осязании, вкусе и обонянии. Как видно из вашего наблюдения, вы хорошо осознаете работу слухового органа.

Пять органов чувств, которые у нас есть, — это каналы, с помощью которых мы можем воспринимать физический мир. При этом в течение нашей жизни с нами происходят различные ситуации, сопровождаемые физической и психической болью: несчастные случаи, оскорбления и так далее. Болевой опыт и факторы обстановки, в которой он был получен, фиксируются в уме в виде записей, полученных через каждые из пяти органов чувств.

Например, зрительный, слуховой или кинестетический уровень полученного болевого опыта может быть настолько сильным, что возникает ухудшение, атрофия некоторых из органов чувств, через которые он был получен. Человек перестает слышать или плохо слышит, защищаясь таким образом от повторного получения болевого опыта. То же самое может быть связано со зрением, с ощущениями в теле и так далее. Есть люди, которые вообще не чувствуют свое тело, как следствие, они плохо чувствуют и тело другого человека. Зачастую даже не желают прикасаться к нему. На этой почве возникают сексуальные проблемы.

Был получен некий болевой опыт, в результате чего тело человека теряет чувствительность. Например, вы перестаете чувствовать эмоции, потому что таким образом вы хотите предотвратить повторный контакт с полученным болевым опытом. Но пока этот опыт не будет вскрыт, пока вы на него не выйдете и не перепроживете его, будет осуществляться очень сильное его подавление и блокировка, на которую идет огромное количество энергии. В таком случае невозможно воспринимать мир целостно, невозможно радоваться.

Мы должны использовать и развивать возможности, способности и функции тела-ума: и мысли, и чувства, и ощущения. То есть все каналы восприятия. Почему же мы этого не делаем? Да потому, что обусловленный ум перекрыл многие из них, боясь повторного соприкосновения с болевым опытом прошлого. Надо соприкоснуться с ним снова, перепрожить его полностью и отпустить. Болевой опыт связан с прошлым, то есть с тем, чего сейчас нет. Но наш обусловленный ум, перетаскивая его в настоящее, заставляет нас верить в то, что прошлая угроза присутствует и в настоящий момент. Таким образом, он всё время пытается избегать того, чего на самом деле сейчас нет. Этот механизм надо увидеть, тогда он потеряет свою власть над вами.

Обусловленный ум разрешает видеть только то, что является, по его определению, хорошим, и не дает видеть ничего из того, что он определил как плохое. Внешний и внутренний мир в восприятии обусловленного ума разделен на две части и он не хочет видеть и признавать то, что считает плохим. Таким образом, половину мира мы не видим. Мы не видим мир целостно, потому что частичное видение — это искаженное видение. Частичное знание — это не Знание, а заблуждение. Поэтому мы должны войти в глубь обусловленного ума, увидеть и вскрыть болевой опыт прошлого. Сделать это будет значительно легче, понимая механизм работы ума, зная, как произошло подавление части полученного вами жизненного опыта, как он стал скрытым от вашего видения.

Осознавая и переживая полученный в прошлом болевой опыт, мы освобождаем большое количество энергии, «закупоренной» в теле и уме. В результате мы избавляемся от негативных последствий неосознанного поведения. Ведь наше естественное состояние — гармония, радость и здоровье. Под здоровьем я имею в виду правильное взаимодействие всех систем тела-ума. Это и есть истинное здоровье. Нездоровым нас делают обусловленности поверхностного ума, который всё фрагментирует и режет на части, говоря, что это правильно, а то неправильно. Таким образом, он превращает работу тела-ума во что-то разбалансированное и ужасное. До тех пор, пока мы это не увидим и сами не убедимся в возможности устранения обусловленностей ума и болевого опыта прошлого, мы будем продолжать поддерживать разбалансированность и нездоровье.

— Вначале, когда вы попросили последить за собой, я как-то сразу стала следить за мыслями. При этом они не успели даже появиться. Было чистое пространство, и мыслей не существовало. Это длилось, может быть, минуту. Потом я себе сказала, что такого не должно быть. Стала скорее пытаться на что-то настроиться и вдруг поняла, что искусственно что-то ищу. Затем стала думать, зачем я сюда пришла. Физически ощутила, что смогу в себе что-то изменить, ответить на свои вопросы. В конце возникло такое хорошее состояние…

— Смотрите, как сильна привычка резюмировать и определять, что было хорошо, а что плохо. Было то, что было. Теперь еще один интересный момент. Большая часть того, о чём вы сейчас говорили, — это некие размышления. Вы почти ничего не сказали о своих чувствах и об ощущениях в теле.

— У меня было какое-то ощущение в теле, но с чем оно связано, не пойму.

— Смотрите, вы сейчас сказали «у меня было какое-то ощущение в теле»,  и задумались, с чем оно связано. Можете сказать о своем ощущении, не пытаясь объяснить его?

— Но это ощущение не очень существенно.

— Вы не считаете свои ощущения чем-то важным для себя и поэтому не уделяете им внимания. Я вам просто возвращаю ваши же слова не для того, чтобы вы обдумывали: «а что он хочет этим сказать и что же за этим стоит?» Я возвращаю их вам, чтобы вы услышали то, что сами же и сказали.

— Первые секунд тридцать у меня было состояние тревожности. У меня всегда такая реакция на новые вещи. Я смотрела на пол, потом закрыла глаза. Увидела образ реки и как я в ней плаваю. Течением меня сносило, но я всё равно плыла. Когда я переплыла на другой берег, какой-то мультфильм пошел, и я посмеялась.

— Было ли у вас наблюдение? Или вы просто отдались потоку мыслей, образов и ассоциаций, возникших в вашем уме?

— Я не понимаю, что такое наблюдение.

— Вы смотрели фильм о том, как плавали в реке. Кто смотрел этот фильм и кто его показывал? Ведь здесь и сейчас нет реки. Здесь комната, сидят люди, никто не плавает. Вы же находились в реке и плавали. Так где же вы были?

— У меня появилась такая мысль, что я хочу расслабиться, и вижу, что мне помогает расслабиться.

— Вы хотите расслабления тела, но при этом почему-то ничего не сказали об ощущениях своего тела. Вы говорили о мыслях и образах, то есть о ментальной сфере. Чувствуете ли вы свое тело? Если да, то почему ничего не сказали о его ощущениях?

— Я всегда чувствую тело.

— Почему же тогда не говорите о нем? Какие ощущения у вас сейчас, расскажите?

— Я могу рассказать о том, что было, когда я плавала в реке.

— Но ведь здесь нет реки. Вы сейчас сидите на стуле.

— Сейчас у меня качается нога. Я что-то делаю руками.

— Вы опять ничего не сказали об ощущениях. Вы рассказали о действиях, но не об ощущениях.

— Основное ощущение — это некоторая тревожность.