Жизнь нельзя нарезать, как буханку хлеба

— Смотрите, человек говорит «я всё вижу и принимаю», но дальше действует привычным образом. Если бы вы принимали всё до конца, то эти вопросы и оценки не возникли бы. Если же вы утверждаете «я всё это принимаю», но говорите и действуете как всегда, то, значит, вы не принимаете, а просто говорите об этом. У вас есть представление о том, что вы всё видите, есть представление о том, что вы всё принимаете, но на самом деле нет видения и нет принятия.

Жизнь нельзя разрезать, как буханку хлеба, потому что жизнь — это река. Попробуйте нарезать реку. Придите как-нибудь с ножиком к реке и попробуйте ее разрезать на части. Течение реки подобно течению жизни. То, что я называю реальностью, фактами, и есть течение жизни, которое невозможно сделать дискретным, разделенным. Но обусловленный ум всегда пытается сделать это. Он хочет превратить нечто целое в набор частей и фрагментов.

Если вы сейчас будете обращать внимание на то, что говорит каждый, то увидите, кто, как и какими способами пытается фрагментировать, сузить, разделить необъятную текучую жизнь. Жизнь невозможно загнать в какие-либо рамки. Суждения. Оценка. Определение. Разве они не являются коробкой, в которую мы пытаемся втиснуть то, что заведомо не может в нее войти? Жизнь бесконечна, ее нельзя втиснуть ни в какую форму. Обусловленный ум же пытается это сделать. Так кто же страдает от этого: жизнь или ум?

— Страдает тело и ум.

— Да, страдает тело и ум, потому что «тело-ум» представляет собой нечто единое. И когда ум начинает разделять неделимое, тело человека страдает от этого.

— А я поймал себя на желании «выкинуть» этого пьяного мужчину. Потом наблюдал за своим желанием. В конце вашего разговора с ним мое желание стало не столь сильным. Хорошо, что я не ведущий. Потому что, скорее всего, я бы взял его за шиворот и вывел из помещения.

— Посмотрите, у многих людей возникло желание избавиться от происходящего.

— А я заметил, что пьяный человек себя не контролирует. Он сам себя перебивал. Он не слышал никого, и себя в том числе.

— А я думал, что же будет дальше. И еще о том, как бы я на вашем месте поступил. С китайцем надо по-китайски говорить, с пьяным надо говорить так, чтобы он понял. Вы ему так рассказали, хорошо всё объяснили, что, мне кажется, он понял.

— Каждый сейчас говорил о том, на что обратил внимание, то есть о том, что ему важно. Для вас, например, важно, понял он или нет. Вы осознаете то, что говорите? Ведь мы здесь собрались не для того, чтобы просто высказывать свои мнения. Что вы можете сказать о себе на основании того, о чём вы сейчас рассуждали? Теперь начинается работа по осознанию того, что сейчас происходило.

Пьяный себя не контролирует. Трезвый себя контролирует, дабы не сказать то, что не принято. Осознанный осознает всё, что происходит с ним. Видите разницу? Осознанный осознает. Осознанный может быть пьяным и трезвым, но при этом он осознает свое состояние. Осознанный человек может вести себя очень странно, он может вести себя, как пьяный, делать всё, что угодно. По внешней стороне его поведения вам не удастся определить степень его просветления.

Просветленный всегда осознает то, что с ним происходит, вот что самое важное. Давайте теперь узнаем, насколько же вы были осознанны, когда говорили что-то по поводу происходящего факта. Итак, что же вы узнали о себе, когда высказались по поводу своего состояния?

— Ну, мне надо было знать, почему он здесь появился, ведь это не случайно? Почему он пришел выпивши? Я хотел узнать, почему это случилось.

— Какая тенденция вашего ума проявилась? Давайте выясним, какой этот стереотип. К чему стремится ваш ум?

— Разложить по полочкам, узнать: почему, отчего, как это возникло, к чему это может привести? И как бы я поступил на вашем месте, разговаривая с ним?

— У вас есть ряд ключевых слов, именно через призму этих ключевых слов вы и рассматриваете всё происходящее. Ведь это и есть та самая тюрьма, та коробка, в которую вы пытаетесь вставить непрерывность потока жизненных событий. Реальность и факты не требуют никаких пояснений нашего ума, потому что они происходят, независимо от того, как относится к ним наш ум. Но мы всё время пытаемся объяснять происходящее. Посмотрите, у каждого свой «коробок», и он пытается подогнать под него факты. Если бы вы не пытались понять, зачем пришел этот человек, и не стали разбираться, кто и как ведет себя по отношению к нему, что-то изменилось бы? Или то, что происходило, все равно бы произошло?

— Скорее всего, всё бы происходило точно так же…

— А в каком бы состоянии пребывали вы, если бы вы не задавались этими привычными для своего ума вопросами?

— Я бы просто наблюдал за происходящим.

— А вам знакомо такое стояние? Состояние, когда вы видите то, что происходит, не применяя привычных для своего ума шаблонов оценки и анализа.

— На природе когда находишься, воспринимаешь то, что есть, и не оцениваешь, почему солнце светит, почему ветер дует, почему сидишь на рыбалке, почему клюет или не клюет. Растворяешься в том, что находится вокруг тебя.

— Вам нравится состояние, в котором вы ничего не анализируете?

— Балдежное, надо сказать, состояние.

— Посмотрите! Мы теперь знаем секрет состояния блаженства.

— Раствориться надо.

— А что нам мешает раствориться? Кто не хочет раствориться? Обусловленный ум, который всё время оценивает, «судит и рядит». Именно обусловленный ум и не дает нам войти и пребывать в таком состоянии, хотя оно всегда присутствует снаружи и внутри нас. Его не надо достигать, оно уже есть. Оно находится всегда с нами, где бы мы ни находились, чтобы мы ни делали, оно всегда присутствует. Единственное, что нам не дает возможности переживать его, — это ум, хочет всё втиснуть в свои рамки. Всё время проигрывает одну и ту же программу восприятия происходящего.

Вы обратили внимание, как высказывались другие по этому поводу? Каждый говорит то, что характерно именно для тенденции его ума. До тех пор, пока сам человек не увидит шаблоны восприятия, с которыми он подходит к Великой Реке Жизни, не требующей никаких оценок, он будет всегда видеть только какие-то фрагменты. Он будет всегда волноваться по поводу одного и того же.

Надо увидеть то, что с тобой происходит, что происходит в твоем уме. Если вам удастся увидеть свою обусловленность, то вы выходите за ее пределы. Находясь в ней, вы не можете ее увидеть. Увидеть можно, только выйдя из нее. Человек привык быть вовлеченным в то, что делает его ум: в типичные тенденции, характерные оценки и представления. Находясь в них, вы не можете видеть ничего, кроме них, поэтому «крутитесь» всё время в одном и том же. Но если вы начинаете наблюдать за своими мыслями, чувствами, ощущениями, действиями и поступками, то увидите свои типичные реакции на происходящие факты. Обычно человек вовлечен в свой размышляющий и оценивающий ум, поэтому не способен видеть то, что происходит на самом деле.

Вот сегодня, например, пришел мужчина и говорит что-то пьяным, заплетающимся голосом. Вы среагировали на него привычными стереотипами. Кто-то захотел выгнать его, потому что увидел в нем хама. Другой человек сидит и думает, что мужчина опасен, и надо защищать себя и других. Третий размышляет о том, как долго они еще будут разговаривать, и что бы он сказал на месте ведущего. Вот так все вовлеклись в свои типичные, стереотипные реакции.

Если же вы наблюдаете за фактами и за своими реакциями на них, тогда ваше сознание переходит в другое состояние. Кто-то говорит, я ему отвечаю, но при этом еще и осознаю то, что происходит. Я вижу происходящее со стороны. Я могу говорить всё, что угодно, но самое важное то, что я вижу это со стороны. Я наблюдаю за этим. Просто наблюдаю.