Глава 1. Ищите там, где потеряли

 

Доверие рождается из искренности

— Я хочу понять, почему все происходит так, а не иначе? Почему нет душевного покоя, почему нет мира с собой? Почему нет хорошего взаимопонимания с окружающими. Ведь было же время, когда все было хорошо.

— Решение любых проблем начинается с искренности. Сейчас у нас есть возможность вспомнить и почувствовать, что такое искренность. Не суть важно, насколько литературно вы говорите о своих мыслях и чувствах. Важно проговорить вслух то, что у вас внутри, и услышать то, что вы сказали. Услышать самого себя. Из искренности рождается доверие.

— Я, в общем-то, готова довериться вам. И если это нужно, я с удовольствием это сделаю.

— Вы говорите «довериться вам», но на самом деле таким способом вы учитесь доверять самой себе. Через меня вы доверяетесь себе. Учитесь доверять именно себе. Только тогда вы сможете доверять и другим людям. Скажем, вы встретились с человеком, которому, как вы считаете, можно довериться. Но мало ли что с этим человеком случится? Если канал доверия связан с данным конкретным человеком, то вы можете его потерять.

— Может быть, я неправильно выразилась. Я имела в виду доверие вашей методике, умению, опыту…

— В принципе, это одно и то же.

— Ну почему? Ведь иногда бывает так, что читаешь чью-то статью, книгу, и вдруг какая-то одна фраза переворачивает или открывает перед тобой какую-то истину. А тут возможность общения с человеком, который пишет эти книги.

— А как вы считаете, откуда рождаются такие книги? Извне или изнутри?

— Хотелось бы верить, что изнутри.

— Изнутри? А тогда почему же вы говорите «хотелось бы верить»? Получается, что вы не очень-то доверяете себе.

— Все эти сомнения от внутренней неуверенности.

— Мы сейчас с вами поговорили. Если вы посмотрите на этот разговор со стороны, что увидите в себе? Что нового вы узнали о себе?

— Ничего нового. Этот диагноз я поставила себе давно.

— А какой диагноз?

— Неуверенность в себе. Проблемы нерешенные. Желание разобраться.

— А как долго вы собираетесь жить с таким диагнозом?

— Нельзя долго жить с этим диагнозом.

— А кто снимет с вас этот диагноз? Ведь вы сами себе его поставили.

— И сама теперь пытаюсь его снять. Иначе меня здесь не было бы.

— Вот я и спрашиваю: «Когда вы его снимете?»

— Да я хотела вчера его снять.

— И что же вам помешало? Вы сами себе его поставили, а теперь удивляетесь, почему же он не снимается.

— Я всегда готова.

— Ой ли? Готовы ли вы? Обратите внимание на свои слова. Вы сказали «я хочу его снять». Следующая ваша фраза — «я готова его снять». Если это действительно так, то он должен уже исчезнуть. А так как вы говорите, что уже давно готовы, то и произойти это должно было давно.

— Я хочу сказать, что у меня уже какие-то подвижки в этом есть. Если бы я к вам пришла год назад, это был бы вообще дурдом.

— Еще один диагноз.

— Можно мне сказать? На прошлой встрече я увидел то, что здесь происходит, с необычного для меня ракурса. Например, я увидел человека, который пришел на встречу первый раз и говорит теми же словами, что и я на своей первой встрече. Он бурно протестовал и требовал от вас конкретных правил ведения семинара. Типа: красный — стоим, желтый — готовимся. И еще мы говорили о том, что человек — раб своих представлений. Он находится в тюрьме своего обусловленного ума. Ярким примером этого был другой пришедший сюда человек, который разрабатывает религиозную идею, философию и даже пишет книжку. Однозначно неглупый человек. Он напомнил мне странного профессора, который за реальной жизнью уже не следит. Он полностью углубился в свою наукообразную терминологию. Наблюдая за ним и другими пришедшими сюда людьми, я видел, что каждый говорит только о себе. Почему люди одиноки? Потому что каждый стремится обсуждать только самого себя, то есть свои представления и убеждения. А ведь эти убеждения и есть наша тюрьма, но ее не видно, потому что она изнутри прозрачна. Когда я вдруг это увидел, мне стало не по себе. Если не наблюдаешь за собой со стороны, то не видишь собственных убеждений. То есть то, чем ты ограничен, увидеть очень сложно. Каждый готов говорить только о себе. Только о том, что ему интересно.

— Могли бы вы сказать, как сейчас воспринимали то, что вы говорили, находящиеся здесь люди?

— Не знаю. Я не оценивал.

— Я имею в виду не оценку, а то, как вы это чувствовали.

— В какие-то моменты я чувствовал заинтересованность. В какие-то моменты я чувствовал, что они понимают, о чем я говорю.

— А с кем возник наиболее сильный контакт?

— Не могу сказать.

— Когда вы говорите, то ощущаете то, что происходит со всеми, кто здесь присутствует, или просто проговариваете свой текст? Осознаете ли вы то, что говорите и то, как это воспринимают другие, или нет? Когда вам сложнее всего осознавать самого себя? Когда вы говорите, читаете или слушаете, смотрите? Обычно разговор или, если можно так сказать, говорение является действием, которое большинство людей осуществляет неосознанно. Они говорят, не осознавая, что они говорят и как на это реагируют другие люди. Так что же вы осознавали, когда говорили то, что говорили?

— Возможно, что сам поток. При этом следишь за мыслями, пытаешься их лучше передать, возможно, какие-то другие факты перестаешь контролировать.