Жить по-другому

Каков смысл и замысел наших встреч? Что это за замысел? Как он реализуется? Как мы осознаём этот замысел, который объединяет нас, и как мы осознаём тот замысел, который касается каждого из нас в отдельности? На мой взгляд, это очень важные вопросы. Для меня это основные вопросы, это то, что всегда со мной. Всё, что происходит со мной и с другими, я рассматриваю в этом ракурсе.

Есть ли готовые ответы на эти вопросы? Я чувствую, что нет. Никто и никогда не скажет: «Ты пришел за этим, будет то-то и то-то». Это больше похоже на астрологический прогноз. Тем не менее, такие вопросы всегда присутствуют и всегда являются тем ракурсом видения, под которым я смотрю.

Как можно узнать ответы на эти вопросы? Это не готовые ответы, — это есть Путь, это есть Указатели. Это есть Движение. То, что я слышу, чувствую и вижу — это то, что надо действовать. Я должен действовать, и в результате этого будет приходить понимание. Но это не обычное действие, направленное на какую-то материальную цель, как это бывает, скажем, в обычной жизни. Вместе с тем, всякая деятельность требует определенной цели. Если человек не понимает свою цель или нечетко ее ставит, нечетко ее видит, то вряд ли он может достичь каких-либо результатов. Человек должен понимать, ради чего он делает, что он делает, как он будет это делать. Это то, что называется «грамотный подход» к какому-то делу, бизнесу, например.

Так вот: то, о чём мы здесь говорим, и то, с чем мы здесь соприкасаемся, оно и «это» и «не-это», потому что здесь не годятся привычные способы подхода к деланию, привычные способы достижения и постановки целей и так далее, хотя они и не исключаются. Делать, не делая. Двигаться в покое. Находиться в мире Том и Этом. Это как канат, по которому ты идешь, и надо очень ясно видеть, что же справа, что же слева, что сверху, что снизу. Это тот баланс, который в начале пути создается каким-то очень сильным внутренним напряжением, какой-то сильной растяжкой, я бы даже сказал, крестом, в котором есть и верх, и низ, и право, и лево, и ты в центре. Это сочетание несочетаемого, соединение каких-то полярностей и двойственностей. Путь ума проходит в плоскости, где присутствует двойственность, но ты можешь выйти за ее пределы, туда, где всё едино.

Как идти по своему пути? Опять же, готовых ответов на этот вопрос нет и быть не может. Приходят вопросы и факты. Что есть факт? Давайте возьмем факты внешнего мира. Факт — это есть реальное событие, происходящее во внешнем мире. Что может быть таким реальным событием? Это может быть автобус, который запоздал на несколько минут, или это может быть событие, которое произошло где-то в мире, это может быть что-то, что реально произошло, что реально имело место. Это могут быть события, совершенно не значимые для обычного восприятия, чаще всего это именно такие события, которые человек с обычным видением может вообще не замечать. Это может быть сочетание листочков, которые упали, это может быть определенная погода, но ты можешь это увидеть, а можешь не увидеть.

Для того чтобы это увидеть, ты должен быть настроен на видение этого. Это совершенно непривычный ракурс видения, совершенно непривычный факт, который человек, живущий в суете ума, не заметит и не отметит. Поэтому очищение ума и освобождение его для того, чтобы иметь возможность видеть что-то необычное, является, на мой взгляд, необходимым. Без этого в принципе невозможен такой способ видения и такой способ жизни. Но именно такой способ видения и жизни создает возможность для понимания тех вопросов, о которых мы говорили. То есть очень многое зависит от того, каким воспринимающим аппаратом обладает данный человек.

Если это обычное, традиционное воспринимающее устройство, то он будет воспринимать обычные вещи, он будет воспринимать те факты, которые являются важными с точки зрения вот такой обычной жизни. Но это даже не факты, а чужая интерпретация некоторых событий. Он просто присоединяется к этой интерпретации и, на самом деле, ничего нового не видит. Но возможность посмотреть на то, что реально происходит, непредвзятым и освобожденным от мудрствований ума взглядом, является необходимым условием. Без этого просто ничего не может быть увидено.

Иногда факт может быть замечен только благодаря каким-то другим людям, обладающим видением. На пересечении нескольких взглядов возникает точка фокусировки, и этот факт будет как бы «пойман», увиден. Дальше этот факт может быть обсужден среди этих людей, и он становится для них неким указателем. Возможно, он не будет понят сразу, но главное, что он зафиксирован. Дальше они могут увидеть следующий факт, потом еще какой-то факт. И когда эти факты становятся видимыми одновременно благодаря тому, что они были до этого замечены, благодаря тому, что они были обговорены и поняты, дальше они могут выстроиться в определенную мозаику видения, которое дает ответ на некий вопрос, который тоже мог возникнуть как результат некого видения.

Это непросто объяснить с помощью слов. Это некий совершенно необычный способ жизни, но, как мне кажется, это и есть тот способ жизни, который дает возможность понимания тех сфер, о которых мы говорим. Опять же, это невозможно нигде прочитать, нигде и никто вам не скажет по этому поводу ничего. Это не значит, что не надо ничего читать. Я не говорю ни «да», ни «нет» потому, что некий факт или что-то важное может прийти из любого источника. Это может быть книга, это может быть кино, это может быть просто прогулка где-то. Эти факты-указатели приходят из того окружения, в котором находится человек. Но они приходят не просто куда-то, они приходят к данному человеку, или к данной группе людей, которые могут этот факт увидеть и соединить его с другими фактами, которые пришли к ним.

Почему очень важна в данном случае именно группа людей. Группа людей, представляющих как бы разные прожектора, то есть возможности разного видения. Эту работу не может сделать один человек. Эту работу делают несколько человек, каждый из которых обладает возможностью видения и видит какие-то определенные вещи, которые, может быть, легче увидеть именно ему. Но дальше, соединяясь и будучи вместе, обговаривая видение каждого, эти люди создают некую большую возможность видения. Как мне представляется, это и есть основная задача людей, входящих в то, что мы называем «группа самоисследования». Причем здесь настолько всё переплетается, что невозможно отделить что-то одно от другого. Эта глубокая внутренняя работа вхождения в самого себя, которая обеспечивает очищение внутреннего механизма и обеспечение возможности чистого видения. Эта же работа создает определенные моменты, вопросы и запросы всех вместе и каждого в отдельности, на пересечении которых рождается запрос и вопрос группы в целом, то есть направление ее исследования. И это происходит по мере движения в этой группе и контакта ее участников друг с другом. По-другому это не может происходить. Поэтому здесь необходима внутренняя устремленность и страсть каждого в отдельности, соединение которых дает эту возможность. Это то живое, что не может быть рождено каким-то другим способом, не может быть создано, развито и пройдено как-то по-другому. Это проживание реального смысла происходящего каждым в отдельности и всеми вместе. В этом особенность и специфика такого рода исследований.

Это исследование самого себя, через самого себя и с помощью самого себя. Человек является и той лабораторией, в которой проводится исследование, и тем исследователем, который проводит исследование, — тем, кто получает результаты и использует их. И всё это в самом человеке. И здесь не нужна покупка какого-то специального оборудования, какие-либо дополнительные материалы, — всё, что надо, есть в самом человеке или в той группе людей, которая занимается самоисследованием. Все условия, которые необходимы для проведения этого эксперимента, не создаются специально, не планируются, — они возникают спонтанно, то есть сама жизнь и является той самой лабораторией, в которой всё это проводится. Изменение внутренних состояний, внутренних параметров каждого в отдельности и группы в целом, приводит к появлению тех условий во внешнем и внутреннем пространстве, которые позволяют провести именно то исследование, которое необходимо. Таким образом, каждый человек в этой группе является творческой индивидуальностью. Он должен быть индивидуальностью, потому что только сочетание таких индивидуальностей, которые, с одной стороны, едины в своем устремлении и, в то же время, индивидуальны в своих проявлениях и особенностях, создает возможность проведения такого рода исследования.

Теперь по поводу того, к чему относится то, чем мы занимаемся. Это не является религиозной системой в том понимании, которое принято сейчас. Это не религиозная система. Здесь нет никаких верований, авторитетов, которые как мне представляется, составляют необходимую часть религиозного культа. Это искусство. Это наука. Это и религия. Но всё это не в том представлении, которое общепринято.

Произошло разделение. Религия, наука, культура, экономика — всё это стало какими-то отдельными областями, практически не соприкасающимися. Даже в пределах каждой из этих больших сфер существует огромное количество «огородов», на которые она поделена, и заборов, которыми каждый «огород» отделен от другого. Не является ли то, что мы делаем, способом соединения всего этого? Таким образом, это и религия, и наука, и искусство.

Мы входим в совершенно неизвестную область, в которой не могут работать привычные методы, применяемые сейчас, например, в науке. Наука строится на эксперименте, на повторяемости этого эксперимента, на возможности неоднократного получения какого-то результата. Мы же не можем это сделать, потому что мы работаем с самими собой, и здесь невозможно воспроизведение каких-то внешних повторяющихся условий, в которых получится внешне повторяемый результат.

Нам приходится использовать, даже не просто использовать, а как бы рождать совершенно новую методологию, новый способ познания, в котором исследователь и исследуемое не разделяются, а существуют как единое целое: исследователь и есть исследуемое. Это наука о человеке будущего, исследование того, что входит сейчас в жизнь человечества, может быть, через каких-то отдельных людей, но то, что будет сильнее и сильнее проявляться, то, что будет оказывать очень существенное влияние на всё, что происходит с людьми. И, если сейчас это не может восприниматься обычным видением и, поэтому, не замечается или интерпретируется каким-то совершенно неадекватным образом, не значит, что этого не существует. Это существует. Так вот: есть что-то, входящее в человека и человечество и оказывающее всё более и более сильное влияние, но пока не понимаемое. Не является ли то, что мы делаем, возможностью понимания этого и, может быть, в определенной степени перевода на язык, понятный тем людям, с которыми это происходит или начинает происходить? Возможно, этот процесс будет усиливаться, и многое из того, что люди не замечают или не хотят замечать, будет настолько сильно проявляться, что не замечать этого уже будет невозможно.