Роль учителя на Пути

Я не считаю, что есть универсальные пути, и что их можно классифицировать. У каждого человека есть свой путь. Поэтому, говорить, что я веду каким-то своим путем, я бы не стал. Каждый из нас отправляется туда, куда он хочет. И это движение идет из его запроса. Скорость этого движения определяется силой этого запроса. Направление этого движения определяется видением данного человека в данный момент времени.

Желание может быть сильным, но видение очень фрагментарно. Тогда этот человек начинает крутиться вокруг одного и того же дерева, хотя, по его словам, он хочет выйти из леса. Или он прошел три дерева и заблудился в них, или он прошел четыре дерева и крутится вокруг четырех деревьев, называя это, например, четвертым путем.

По крайней мере, можно выделить первое — это страсть, или желание выйти откуда-то, или двинуться куда-то, или пройти что-то. И второе — это ясное видение, которое позволяет человеку это движение совершать и видеть, что с ним происходит. Иначе, мы можем бесконечно ходить по одному и тому же кругу, называя это путем. Это, на мой взгляд, весьма существенно.

Вы идете не за мной, вы идете со мной. Это присутствие, а не ведение. Я рассматриваю свою роль как роль Присутствующего.

На мой взгляд, существует большая разница между Ведущим и Присутствующим. Присутствие можно понимать очень широко. Возьмем, например, Ивана Сусанина. Заблудились какие-то люди, Иван Сусанин говорит: «Я выведу вас». Они идут за ним, в буквальном смысле этого слова. Он сказал, что их поведет, они согласились и пошли.

Но может быть совершенно другая ситуация. Например, кто-то говорит: «Я не поведу вас, но я буду присутствовать с вами». Есть в этом разница? Наверно, есть. На мой взгляд, весьма существенная. Потому что иначе с этим человеком может произойти то, что произошло с Сусаниным. Потому что он привел не туда, куда им нужно. При этом он обещал привести туда, куда они хотели. Они заключили соглашение в этом смысле. Он не выполнил это соглашение. Я же не беру обязательств привести вас куда-то.

У нас такого соглашения не было. Человек может идти сам. Куда он придет? Туда, куда он идет. Но он может находиться в присутствии кого-то, кто, допустим, ходил разными дорогами.

Допустим, я знаю очень хорошо лес, я его знаю вдоль и поперек. Какой-то человек заблудился, а я сижу у костра. Он прибежал такой радостный: «Наконец я кого-то нашел. Я уже тут десять лет хожу, никак не могу выбраться. Вы не можете мне помочь?» Я говорю: «Хорошо. Я буду просто рядом с вами. И вы пойдете так, как вы хотите идти. Вы можете кое-что меня спрашивать. Можно со мной разговаривать». Человек говорит: «Ты знаешь, мне очень нужно выбраться из леса». Присутствующий спрашивает: «А куда ты хочешь прийти?» «Да мне всё равно куда. Мне лишь бы выбраться из этого леса». «Как я могу тебя вывести, если ты не знаешь, куда ты хочешь идти?» А тот говорит: «Да мне всё равно. Выйти бы куда-нибудь». «Давай так. Я буду с тобой, но куда ты пойдешь — это ты выберешь сам. Потому что иначе я тебя куда-нибудь выведу, а ты скажешь, что тебе сюда не нужно, что тебе здесь еще хуже, чем там, где ты был».

Это очень большая разница. Один идет, а другой присутствует при этом, или один ведет другого. Во-первых, этот человек не помнит, как он попал в эту чащу. Во-вторых, не может сказать, куда он хочет выйти, потому что он не знает ничего, кроме этого леса, он видит только этот лес, только эту чащу. А что за этим лесом он не знает. Еще неизвестно, когда он выйдет из этой чащи, что ему больше понравится: то, что было там, или то, что теперь. Он же не знает ту местность, куда он выйдет. Может быть, он выйдет в какой-то город, а там очень злые люди. А может, он придет в какой-то прекрасный город, и ему там будут ноги мыть каждый день. Ему это очень понравится, и он целых десять дней будет в благоденствии. А на одиннадцатый день скажет: «Это же скукотища» и затеет скандал. А те люди, которые живут в этом городе, спросят: «А откуда он вообще появился?» «Да вот этот его привел». «А ты что такого привел?»

Теперь что касается самого движения. Предположим, что у людей есть желание куда-то двигаться, по крайней мере, оно возникает из-за того, что им не нравится то место, где они находятся. В принципе, этого уже достаточно для начала. Но может быть так, что этот импульс очень слабый. Например, человек спит где-нибудь во мху, а там вода. Вывести его куда-нибудь на опушку, и ему уже хорошо. На большее у него и желания особого нет. Он вышел на опушку, там солнышко, он говорит: «Ну ладно, здесь лучше».

Поэтому очень многое в этом движении зависит от силы импульса, запроса. Может, он десять шагов сделает и остановится. Там кукушка кукует. Он сидит возле этого дерева, слушает кукушку и спрашивает: «Сколько мне жить осталось?», — она ему и прокукует. Он еще чего-нибудь спросит, она еще ему прокукует. Так он и останется там.

Поэтому каков запрос, таков и результат. Насколько у человека запаса желания хватит: на десять, двадцать шагов, на двадцать километров, на сто километров? Если у тебя запас на десять километров, то ты десять пройдешь и остановишься. Если запас на большее, тогда ты пойдешь дальше.

Когда ты делаешь несколько шагов вперед, перед тобой появляется зеркало. В этом зеркале ты видишь себя. Здесь начинается самое интересное. Появление этих зеркал для разных людей возникает в разные моменты. У кого-то это на первом шаге, у кого-то на первом сантиметре, у кого-то на десятом километре.

Допустим, появляется первое зеркало. В этом зеркале человек видит себя, но он не знает, что это зеркало, и что он видит собственное отражение. Он думает, что видит другого человека, что-то, не относящееся к нему. Он начинает с ним взаимодействовать. Он может начать злиться, пугаться, может начать бить это, может начать говорить с ним. А то, что появляется в этом зеркале, имеет очень интересную особенность — оно всё время действует одинаково. Если человек действует так же, как он действовал, когда увидел это, то продолжает поддерживать его в этом. Возникает цепь взаимодействий, ведущая человека по одним и тем же кругам.

Если человек не увидит, что это его зеркало, он будет продолжать повторять одно и то же: мысленно, эмоционально или поведенчески. И это будет до тех пор, пока человек не поймет, что он увидел зеркало, то есть собственное отражение, какую-то часть своего собственного образа. Некую часть своего образа. Это может продолжаться очень долго.

Что в этой ситуации делает Присутствующий? Он говорит ему: «То, что ты встретил, — это зеркало. Увидь это. Обрати на это внимание. Всё, что ты говоришь, делаешь и чувствуешь, возвращается тебе через него обратно, и ты попадаешь в замкнутый круг. Посмотри на это, обрати на это внимание, услышь это, почувствуй это». Вот что делает Присутствующий.

А что мог бы сделать Ведущий? Он, например, мог бы схватить его и потащить дальше. Или он мог встать вместе с ним и начать с этим зеркалом общаться.

Главное, что делает Присутствующий, — это напоминание о том, что идущий человек столкнулся с какой-то частью самого себя, и внешний мир, как зеркало, ему это отражает. Если этому человеку удается увидеть свое отражение, то он просто проходит через него, как Алиса в стране чудес входит в зеркало и идет дальше в Зазеркалье.

Затем перед ним появляются следующие зеркала, но он опять не понимает, что же это на самом деле такое. И так происходит до тех пор, пока он не узнает себя полностью. Присутствующий сопровождает его в его путешествии и показывает ему то, с чем он встречается, напоминая о том, что он везде видит свое собственное отражение.

Какой-то человек может остановиться перед зеркалом и сказать: «Нет, это не зеркало. Не надо меня дурить и путать, и вообще, мне здесь очень нравится, или мне очень плохо, но всё равно, я здесь останусь». Тот, кто Присутствует, будет будить и напоминать о том, что происходит на самом деле до тех пор, пока сам человек этого хочет. Но если человек говорит: «Нет, всё, хватит, мне это не нужно, это утомило меня», то тогда Присутствующий уходит. Это не значит, что он уходит насовсем, но диалог прекращается. До тех пор, пока в том человеке не возникнет желание снова проснуться и увидеть реальность.

«Может ли человек, столкнувшись с отражением собственного образа и не поняв этого, всё-таки пройти через зеркало?», — возможно, захотите узнать вы.

Нет, либо человек остается у зеркала и продолжает повторять снова и снова свои привычки, либо он проходит сквозь это зеркало. Но пройти сквозь зеркало он может только в том случае, если осознает ту часть образа самого себя, с которой столкнулся. Зеркала бывают очень разные. Бывают маленькие, бывают очень большие. Чем дальше идет человек, тем большее зеркало перед ним возникает. В конце концов может возникнуть зеркало, в котором отражается он весь. Сначала возникают зеркала, которые отражают человека частично, фрагментарно. Появление второго зеркала невозможно, если не пройдено первое зеркало. Появление третьего зеркала невозможно, если не пройдено второе зеркало. Сколько этих зеркал будет у данного человека — неизвестно. Где и как он встретит их, тоже неизвестно. Но очень существенным является то, что появление второго зеркала возможно только при прохождении первого и так далее. Нельзя зеркала обойти.

Есть зеркала кривые, есть прямые зеркала. Человек, который любит философствовать, обычно сталкивается с кривыми зеркалами. В кривом зеркале ты никогда не можешь увидеть себя. Кривое зеркало не позволяет человеку видеть себя, оно дает искривленные, искаженные образы. Это зеркало, в котором отражаются иллюзии. Человек видит только иллюзии, порожденные им же. Себя в кривом зеркале невозможно увидеть. Вот почему я так часто напоминаю о различии между философствованием и реальным вопросом, запросом, разговором?

Философствующий человек встречается с кривыми зеркалами, которые уводят его всё дальше и дальше от реальности.

Стремление человека определяет то, какие зеркала будут появляться на его пути: кривые или прямые. Эти зеркала возникают независимо от того, приходите вы сюда или не приходите. Вся жизнь и есть эти зеркала, но только мало кто это видит и понимает. Присутствующий может указать вам на это.

Если человек живет среди великих возможностей, но не знает о них, то, может быть, самым важным для него является увидеть их. Если у дороги стоит указатель со стрелкой и на нём написано «Прага», то это не значит, что человек, столкнувшийся с таким указателем, узнал, что такое Прага. Но, увидев указатель, он может двигаться в правильном направлении и потом действительно узнать, что такое Прага. Но если же он сталкивается с указателем, который является кривым зеркалом, то, куда он его направит, будет совершенно не тем местом. Самое интересное, что он увидит эту Прагу, но эта будет иллюзорная Прага, это будет иллюзорный город, это будет фальшивый, искривленный, фиктивный город, но название у него будет то же самое.

Когда человек прожил жизнь, может быть, не одну, а много в этих кривых зеркалах, то указатель, показывающий возможность встречи с прямым зеркалом, является такой же возможностью, например, как корабль для Робинзона. Или корабль для того, кто пять дней в океане, в холодной воде без еды и пищи. Как ответ на SOS тонущему кораблю. Ведь люди, находящиеся на нём, реально тонут. Если на их сигнал не ответят, то неизвестно, выживут они или нет. А то, что их ждет не очень комфортная ночь один на один с акулами в океане — это уж точно. Поэтому они не будут философски относиться к тому, услышат их или не услышат, — для них это вопрос жизни и смерти. Когда острота запроса стоит на таком уровне, то человек пойдет, он пройдет через зеркало, он пройдет сквозь них, не через одно, не через два, а через все, которые должен пройти. Если запрос не столь велик, то он, скорее всего, даже не захочет увидеть, что это зеркала.

Жизнь — это возможность. Если мы это понимаем, мы ее используем. Если не понимает, не используем. Какая возможность дана нам в наших встречах? Ведь наша группа — это организм. Организм либо растет, либо умирает. У некоторых людей есть представление о том, что организм может жить не развиваясь и не деградируя. Это фикция. Это самообман. Всё в этом мире либо развивается, либо деградирует. Другого нет. Любая организация, объединение чего угодно (и в том числе людей), либо развивается, либо умирает. Промежуточного состояния нет. Само развитие идет тоже через умирание.

Просветленных называют дважды рожденным. Что это значит? Это значит, что он умер, по крайней мере, один раз, находясь в теле, при этом тело не исчезло. Как можно родиться, если ты не умер? Он умирает, но тело осталось, потом он рождается второй раз. Оно может умереть по-другому, не распавшись физически. Оно может умирать много раз таким образом. Это касается как одного человека, так и группы людей, так и человечества в целом.

Я хорошо чувствую, когда что-то развивается или когда что-то умирает. В том и в другом случае я катализирую это. То, что должно умереть, лучше пусть быстрей умирает. То, что должно развиваться, пусть развивается быстрее.