Разум — осознание человечества

Что я имею в виду, когда говорю — Разум? Есть Разум, который является целостным. По тому, что мы видим, сознание человека и человечества не является целостным, оно фрагментарно. Иначе не было бы этих страшных войн, конфликтов, постоянных противоречий, борьбы каждого с каждым вовне и внутри себя. Так вот, если нет этого разума, тогда на самом деле всё бессмысленно, потому что всё кончается одним и тем же: разделением, болью, страданием. Но есть ли этот Разум? И если есть, то может ли быть воспринято его влияние людьми? Может ли он изменить сознание человечества?

Если мы предположим, что есть такой Разум, то как он может войти в человека? Какие условия нужны для того, чтобы он мог войти и оказать влияние на конкретного человека и человечество в целом?

Может ли он войти в сознание человечества, не затрагивая каждого конкретного человека в отдельности? Мне кажется, что это невозможно, потому что сознание человечества является совокупностью сознаний всех людей. Возможно, разум пока может входить только в определенные умы, готовые, ждущие и страстно желающие этого. И если Разум будет входить в эти умы, и этих умов будет становиться всё больше и больше, то, возможно, и сознание человечества начнет меняться в связи с этим. Но не от большего к меньшему, а от меньшего к большему.

Люди ждут. Они говорят: «Да, сознание человечества должно измениться. Да, что-то должно произойти. Да, кто-то придет и спасет нас. Мне не надо ничего делать. Кто-то придет и спасет меня». Возможно ли получить Разум за счет других? Или единственный способ для нас, если мы это понимаем, создать необходимые для этого условия в самих себе? Может ли Разум войти в ум человека, который фрагментарен, части которого постоянно конфликтуют сами с собой? Может ли войти в ум такого человека что-то разумное, целостное? Может ли оно пребывать там?

Может ли оно войти как-то частично? Может ли оно войти в какой-то маленький фрагмент, часть ума? Но ведь тогда оно не будет уже истиной, оно будет фрагментом. Значит, оно не может войти так. Оно может войти только в человека, который стал чистым сосудом. Поэтому вопрос Разума, Истины, Целостности — это вопрос воспринимающего инструмента, то есть самого человека, отсутствия в нём фрагментарности. Только в этом случае может что-то произойти, только когда он станет чистым сосудом, способным слушать и слышать.

Слушать и слышать — это единственное, что мы можем. Мы можем страстно желать услышать голос и зов Разума. Именно услышать, а не определять или классифицировать его. Можно только страстно желать, и услышать его, будучи внутренне совершенно пустым. Только тогда что-то может проявиться, только в пустоту очищенного ума может войти Разум. Мы можем подготовить себя к этому, но для этого требуется страстное желание. Страстное желание может появиться только тогда, когда ты реально видишь, что происходит в мире и в тебе, как части этого мира. Если ты занимаешься философскими определениями, то они так далеки от него.

Увидеть реальность — вот что главное. И страстно захотеть услышать то, что ты не можешь знать, но можешь пережить. Философ хочет осмыслить свое существование, но эти «смыслы» на несколько лет, на несколько десятилетий. Смысл — это радость ума, это бесконечное повторение одного и того же. Всё это только для ума, для того, чтобы он мог обосновать необходимость собственного присутствия.

Кто хочет смотреть на свой ум со стороны? Люди отождествились с ним и перестали понимать, что ими движет. Но если человек, наблюдая за своим умом и видя его механизм, посмотрит на те же вопросы, о которых мы говорили, то он, может быть, придет к таким же выводам. И тогда он страстно захочет выйти из-под безграничного влияния своего ума. И тогда, может быть, он страстно захочет создать возможность в самом себе для того, чтобы влияние Разума могло войти в него.