Смерть и привязанности

Хочет ли ваш ум знать, что такое смерть? Можете ли вы понять, что такое жизнь, если не знаете, что такое смерть. Приходит ли смерть в конце жизни, или жизнь и смерть идут рука об руку. А если жизнь и смерть идут рука об руку, то, значит, мы умираем каждую минуту, каждый день.

А почему ваш ум так боится смерти? Он не может ее определить. Даже если он ее определит, то вы будете всё равно продолжать испытывать безотчетный страх перед ней. Именно поэтому возникают вопросы и различные теории по поводу того, есть ли жизнь после смерти, о том, может ли человек перевоплощаться. А вас волнуют такие вопросы? А если волнуют, то почему?

А вы готовы умереть сейчас? Считаете ли вы, что жизнь не будет продолжаться без вас? А вас не будет вообще или вас не будет где-то? Вы можете принять свою смерть прямо сейчас? А когда-то — сможете? Хотите подумать об этом? А если вы будете задумываться над этим вопросом, то к чему вы придете? Возможно ли узнать что-то новое в связи с этим вопросом, если вы будете пытаться только логически думать об этом? А является ли этот вопрос важным для вас? Когда у вас возникает этот вопрос, что вы делаете? Что происходит?

А если я вам скажу, что вы умрете через десять минут? У вас останется спокойствие? А что умрет в вас, когда вы умрете? А с чем сейчас вам сложнее всего расстаться? С какими привязанностями вашего ума и личности? Можно ли ослабить эти привязки постепенно или их можно отпустить прямо сейчас, мгновенно?

Представьте, что вы тащите что-то. Например, большой и тяжелый шкаф, который накрепко привязан к вам. Как вы можете постепенно его отпустить? Этот шкаф привязан к вам. Как только вы куда-нибудь двигаетесь, то вместе с вами движется и этот шкаф. Расскажите, как можно этот шкаф постепенно отпускать? По-моему, это можно сделать только сразу, отрезав канат, который связывает его с вами. Возможно, вы на это скажете: «Можно не ощущать этот канат и этот шкаф. Можно видеть в этом совсем другое. Тогда это вообще не будет тяжестью. Я могу его просто не замечать». Именно так большинство людей и относятся к своим привязанностям. Они связаны множеством канатов и тащат за собой огромные тяжести. И при этом говорят: «Это не тяжесть, это не привязано ко мне, это совсем не ко мне привязано».

Чтобы отпустить что-то, надо прежде всего увидеть это. Но увидеть — это значит узнать, что ты тащил и продолжаешь тащить огромный груз, который на самом деле к тебе не относится, тобой не является. А этого человек не хочет делать. Человек создает себе множество различных теоретических представлений, в частности и о том, что он не боится смерти. Он определил, назвал, дальше сказал, что он этого не боится. Как долго можно пребывать в этом состоянии? Ведь когда-то человек обязательно узнает о том, что же его на самом деле держало, к чему на самом деле он был прикован и привязан, даже не замечая этого. Это произойдет в момент смерти вашего физического тела.

А когда вы увидите то, что вас держало, сможете ли вы избавиться от этого? Ведь до этого вы не хотели это сделать. Если человек не познал смерть, когда жил, то он познает смерть, когда умрет. Но тогда он познает смерть, так сказать, насильно, не по собственному желанию.

Всё, что его держало, находится в его же уме. Если человеку нравится его религия, то он ходит в церковь, если ему нравится его машина, то он ездит на ней. Когда человек умирает, теряя тело, его сознание переходит в другое состояние. Если исчезает всё внешнее, то что же остается? Допустим, остается то, что было в его уме. И когда он лишается тела, то лишается и возможности удовлетворять те потребности, которые у него были в уме. Значит, он имеет потребности, но не имеет возможности их удовлетворить.

Так к чему же привязан ум? Он хочет всё время повторять то, что в нём есть, он к этому привязан. Вы можете назвать это чем угодно: машина, отдых, диссертация, символ Бога, что угодно, но ведь всё это, в конечном счете, является лишь некими мыслями и образами. Ум — это мысли, это образы, и он привязан к самому себе. К собственной продукции. Образ, к которому мы привязаны, требует реализации вовне. Тогда вы привязываетесь через этот образ к чему-то, что есть вовне, и что имеет некую форму.

Так что же мы отпускаем, когда мы отпускаем? Предмет или образ предмета? Когда мы расстаемся с человеком, мы отпускаем человека или образ этого человека? Когда мы живем с человеком, мы видим человека или образ этого человека?

Когда мы испытываем жалость к себе, чувство унижения, ревность и тому подобное. Что это такое? Что подвергается воздействию: мы сами или образ того, что мы считаем самим собой?

Так за что же мы держимся, что так боимся потерять? А если мы лишимся образа самого себя, что произойдет? Если у человека умирает образ самого себя, то что же остается? А и Б сидели на трубе, А упало, Б пропало, что осталось на трубе? Когда человек представляет, что он умирает, о чём он так жалеет?

Так можно ли понять жизнь, не понимая смерти?

Может ли человек видеть, когда у него масса проблем, масса образов, которые «крутятся», «вертятся» и требуют немедленного решения. А живет ли он вообще? Живет ли человек? Где этот человек? Что там живет? Пристанище для каких-то образов? Его ли это образы? Нет. А почему он их кормит? Почему так боится их отпустить?

А вы готовы отпустить прямо сейчас хотя бы одну из своих главных привязанностей?