Общение: ложь вместо искренности

— У меня вчера как раз был такой случай. Родители приехали с дачи. Давно не виделись. Соскучились. Я с мамой разговариваю, и она постоянно спрашивает: «Ну, расскажи мне, что вы проходите на ваших занятиях». Я рассказываю, а она даже не понимает, о чём идет речь. При этом всё время попрекает: «К тебе приходят возвышенные мысли потому, что тебе не надо думать о насущном хлебе, а вот у меня было детство, когда не было даже что одеть и съесть, тебя бы в такую ситуацию». И так практически каждый день.

— Это и есть театр близких отношений.

— Она говорит: «Тебе там задурили голову». Я у нее спрашиваю: «А почему у тебя такое отношение к этому? Я тебя приглашаю — иди, послушай». На что она отвечает: «Я не пойду».

— Есть братья по родственным связям, есть братья по духу. Это совершенно разные вещи. Большая редкость, если это совпадает. Насколько я это представляю, возможность быть искренним до конца — это самая большая потребность в человеке. Быть искренним. Без этого невозможно ничего, и это самое большое счастье. Но не все хотят этого. Для многих это очень большая опасность и очень большой страх, ведь тогда им придется столкнуться с самим собой.

Что значит иметь эту возможность? Это значит быть искренним с самим собой. Стать таким, кто может быть искренним перед самим собой, — это главное.

— У меня есть такой печальный опыт. Человек, который был близок мне по духу, очень близок, вдруг ушел. Не могу понять, почему это произошло?

— Был ли он близок по духу или как-то по-другому? Если он был близок по духу, то не может быть конфликтов, не может быть ухода, не может быть ничего такого.

— Возможно, это была близость не по духу, а как-то по-другому.

— Может быть близость по взглядам, по переживаниям событий, в которых вместе участвовали и так далее.

— Даже на таком уровне это может оказаться очень важным. За незнанием каких-то других переживаний, другого видения, это может казаться очень большим. Поэтому разрыв приводит к огромной травме.

— Я понимаю, что на безрыбье и рак — рыба. И очень сильно привыкаешь к этому. Но ведь это не то.

Там не может быть разрыва, не может быть непонимания, ухода. Даже когда физическое тело умирает, то ухода не может быть. А обычное всегда кончается обычно.

Не знаю, кому и как суждено узнать духовную связь, но путь к ней проходит через боль, боль разрывов привычных отношений. Тех отношений, которые считал единственно возможными и близкими. Но сам разрыв показывает, что это не есть то. Так как то не может быть прервано. То вечно. Ведь мы все части большой целостности. Мы брали аналогию человеческого тела, клеток, из которых состоит человек, человечества как клеток существа Земля. Ведь клетки взаимодействуют, в организме всё время происходит взаимодействие клеток друг с другом. Так это происходит и среди людей, особенно если люди настроены на одну волну. Вы обращали внимание на то, что люди, принадлежащие к одной организации и преследующие общие цели, чем-то похожи. Они становятся как бы выразителями чего-то единого. А если люди выходят на видение своего предназначения, да они еще и вместе, то разве между ними не возникает этого взаимодействия? Разве они не начинают формировать какой-то орган, принадлежащий целостности более высокого порядка? Их взаимодействие и взаимообмен начинают происходить независимо от того, находятся ли они физически вместе или нет. Возможно, вы уже чувствовали это.

Самое глубокое общение возникает не тогда, когда говорятся слова, а когда возникает пауза, в молчании. Просто помолчать. И в процессе молчания происходит самое главное. Потому что, когда говорятся и обдумываются какие-то слова, есть определенное напряжение ума. Это попытка ума что-то услышать, понять так, как он может. Но может быть и что-то совсем другое. И, может быть, именно в паузах что-то другое проявляет себя.

Почему многим людям тягостно молчание. Особенно, когда собираются люди незнакомые. Вы не обращали на это внимание? Собираются люди и пытаются всё время что-то говорить, говорить. А если возникает пауза, то она бывает тяжелой. Сколько есть определений молчания: гробовая тишина, мертвая, зловещая тишина, глубокая тишина, вечная тишина.

Обычно человек говорит то, что от него ждут, а не то, что он действительно хотел бы сказать. Человек думает о том, что можно сказать, а что нельзя. Из всего того, что у нас есть внутри, проговаривается мизер, один процент. Остальное мы даже не допускаем до осознания. Возможность одного человека сказать другому человеку всё — не является ли это чем-то совершенно потрясающим. Может быть, это и есть тот самый рай на земле, когда ты можешь другому человеку сказать всё, вообще всё. Когда и этот другой человек может сказать тебе тоже всё.

Например, мужчина и женщина. Может ли мужчина всё сказать женщине, особенно если она является его женой? Сколько процентов мужчин позволяют себе такое? Сколько процентов женщин позволяют себе это? Есть такие вещи, о которых не дай Бог подумать даже, не то что сказать. Или даже подумать о том, что мог подумать? Вот как мы живем. Вы представляете весь ужас этого? В человеке есть то, что он не может сказать. А как вы относитесь к тому, о чём не можете сказать? Возможно, вы начнете считать это чем-то плохим. Иначе, почему вы не можете это высказать вслух? О каком самовыражении здесь можно говорить?

Вы не можете сказать о чём-то именно потому, что считаете это чем-то плохим или тем, что может привести к чему-то плохому. Например, вы сможете сказать девушке, на которой хотите жениться, следующее: «Я вчера видел Машу. Она так здорово выглядит»? Вы ведь действительно это чувствовали. Вы встретили свою одноклассницу или свою первую любовь, а она так хорошо выглядит, что произвела на вас впечатление. Вы действительно это испытывали. Вы сможете поделиться этими чувствами с невестой? А если вы поделитесь с ней, то какова вероятность того, что она при этом будет сильно радоваться? В лучшем случае, она промолчит или покивает головой для приличия. Но то, что она будет разделять ваши чувства по поводу того, что Маша хорошо выглядит, вряд ли на это можно рассчитывать. Это просто один из примеров. Таких примеров огромное количество.

Так что же мы можем высказывать друг другу, не включая при этом ограничения восприятия ума: учитывание, оценки, предположения и тому подобное?

На самом деле человек разучился быть искренним. В этом трагедия человека. Он не может быть искренним. Он даже забыл, что это такое. Он говорит только то, что допустимо сказать. Он пропускает свои мысли и слова через тысячи фильтров. Поэтому обычно говорятся банальные вещи. Все говорят, и я говорю. О какой индивидуальности тогда может идти речь?

Когда человек позволял себе сказать что-то такое, что действительно отражает его индивидуальность? Он же будет взвешивать: умно это или неумно. Как к этому отнесутся? Как я при этом выгляжу? А правильно ли то, что я говорю, грамматически? Тысячи фильтров стоят на выходе! Поэтому говорят обычно общепринятые банальности. Вот чем обмениваются люди. Человек не может сказать то, что он хотел бы сказать. Потом он вообще забывает, что же он тогда хотел сказать, он забывает себя.

Возможность человека что-то сказать хотя бы одному-другому человеку — это уже царство Божие на земле. Но для этого каким должен быть тот, другой человек? Каким должен быть я, чтобы это сказать? Прежде всего, каким должен быть я, чтобы сказать то, что у меня есть. Просто ли это? Даже если у вас создастся возможность, и будет рядом человек, который может понять и принять всё, что вы ему скажете, как самому себе, то что же вы скажете? Может быть, именно в этот момент возникнет самая глубокая пауза в вашей жизни.

Что значит признаться, открыться другому человеку? Это значит, прежде всего, признаться самому себе. Если сам человек себе в чём-то не признается, он просто не сможет это высказать. Человек может быть искренним перед самим собой, но ведь он утерял эту искренность.

Есть люди, создающие впечатление очень искренних. Допустим, вот такой простой человек выпил водки, и теперь будет говорить всё о себе и о других. Кажется, что он говорит всё, что думает, но это не так. Он всего о себе и не знает. Он говорит только о том, что знает хорошо, а об остальном не знает и знать не хочет, всё остальное он просто не допускает до своего осознания, поэтому ему и другим кажется, что он говорит всё, что у него есть, но он просто не осознаёт, что у него действительно есть. Вот в чём дело.

Прежде, чем высказать всё, что у тебя есть, ты должен осознать всё, что у тебя есть. Поэтому для того, чтобы это произошло, ты должен сам стать таким, который может это сделать. А уже потом, может быть, в связи с этим появится такой человек, который это может услышать, которому это можно сказать. Но пока сам говорящий не готов к тому, чтобы сказать всё, не придет и тот слушающий, который может услышать всё. Те, кто видят целостно, понимают друг друга, но для того, чтобы понимать их, надо самому стать целостным.

А хотите ли вы сменить ложь на искренность? Вы готовы к этому?